Генри Мор. Бессмертие души. Книга II. Главы 4 – 14

 66 просмотров за всё время,  6 просмотров сегодня

Глава 4*

1. Перечисление различных точек зрения относительно места Общего Чувства (Common Sense). 2. При предположении, что мы являемся не чем иным, как только Материей, Тело целиком не может быть Общим Сенсориумом (Common Sensorium): 3. Ни входное Отверстие Желудка [не является Общим сенсориумом], 4. Ни Сердце, 5. Ни Мозг, 6. Ни Мембраны, 7. Ни Septum lucidum (прозрачная перегородка), 8. Ни маленькая и совершенно плотная Частица Региуса. 9. Вероятность того, что Конарион является общим местом Восприятия.

1. Я ясно доказал, что ни столь Отвлеченные (Pure) и Интеллектуальные Способности как Воля и Разум, ни менее превосходные способности Памяти и Воображения не совместимы с одним только Телесным. В этом мы можем быть уверены после того, как я столь убедительно продемонстрировал, что даже то, что мы называем Внешним Чувством, несовместимо с тем же самым [телесным]: это – все Истины, полученные мной в виде выводов, касающихся рассмотрения Материи в целом.

Но поскольку у некоторых, кто слишком легковерен в том, что касается Телесных сил, могут возникать домыслы, что Соединение частей [тела] способно на необыкновенные действия (хотя это предположение столь же необоснованно, как и представление о том, что хотя ни Серебро, ни Сталь, ни Железо, ни струны Лютни сами по себе не обладают никакой способностью к ощущению, однако соединенные вместе таким образом и в такой форме, чтобы из них (допустим) собрать Часы, они могут иметь Ощущение; иными словами, Часы [как целое] могут быть живым существом, хотя отдельные [их] части не имеют ни Жизни, ни Ощущения), я, в угоду им, поработаю над этим более тщательно и изложу каждое Мнение, с которым я когда-либо встречался, имея дело либо с людьми, либо с книгами, касающимися Местоположения Общего Чувства (Common Sense), и после того попытаюсь [понять], можно ли принять какую-либо из этих Гипотез за Истину при предположении, что мы состоим не из чего-то иного, кроме как лишь из изменяемой и организованной Материи.

Сначала я изложу мнения, а затем рассмотрю возможность каждого [из них] в отдельности; и вот эти мнения вкратце: 1. То, что все тело является Местом Общего Чувства (Common Sense), 2. То, что [этим местом является] Входное отверстие Желудка, 3. Сердце, 4. Мозг, 5. Мембраны, 6. Septum lucidum (прозрачная перегородка), 7. Некая очень маленькая и идеально плотная частица в Теле, 8. Конарион, 9. Сплетение Нервов вокруг четвертого желудочка (ventricle) Мозга, 10. Духи в этом четвертом желудочке.

2. То, что первое Мнение ложно, явствует вот из чего. Предполагая, что мы являемся не чем иным, как лишь Материей, [и] принимая, что все Тело – один общий Сенсориум, воспринимающий все Объекты, – [в этом случае] Движение, отпечатленное на глаз или на ухо, должно передаваться во все части Тела. Ведь Чувство (Sense), вообще говоря, является тем же самым, что и процесс передачи Движения, согласно Аксиоме 20. И поскольку из-за изменения Движения (которое должно меняться различно в связи с разным характером частей тела, согласно Аксиоме 22) возникает разнообразие Ощущений, то очевидным следствием будет то, что Глаз испытает воздействие Света иначе, чем другие части [тела], через которые проходит это движение. Поэтому, если бы тем, что воспринимает, было все Тело целиком, оно воспринимало бы Объект в каждой своей части несколькими различными способами в одно и то же время, что противоречит всякому Опыту. По всей вероятности, оно также появлялось бы одновременно в нескольких местах, из-за большого количества колебаний и поворотов, которые должны произойти с передачей этого Движения, которые, вероятно, будут такими же Преломлениями (Refractions) или Отражениями.

3. То, что [входное] Отверстие Желудка не может быть местом Общего Чувства (Common Sense), очевидно из того, что являющееся общим Сознанием (Sentient) не только воспринимает все Объекты, но и имеет силу перемещать Тело. Помимо того, что во входном отверстии Желудка нет [такой] структуры, что могла бы избежать силы наших Аргументов, изложенных в предыдущих Главах, [силы], отнявшей у Материи всякую способность обладать хоть каким-либо восприятием, [так вот, кроме этого] в теле нельзя найти никакой вообразимой Механической причины, по которой оказалось бы возможным, – предполагая, что входное отверстие Желудка было бы общим Перципиентом всех Объектов, – что оно было бы способно приводить в движение остальные члены Тела, что, по-видимому, делает нечто-то [другое] в нас. Это настолько очевидно ясно, что нет необходимости тратить на него еще какие-либо слова.

4. То же самое можно сказать и в отношении Сердца. Ибо кто может представить, что если бы Сердце было тем самым общим Перципиентом, то существует какая-либо Механическая коннотация между ним и всеми частями Тела, такая, что оно может через то или иное ощущение управлять движением Ноги или Пальца? Кроме того, оно, по-видимому, целиком занято осуществлением своих Сокращений (Systole) и Расширений (Diastole), которые поочередно вызывают столь большой перепад в состоянии Сердца, что если бы оно было тем Местом, в котором сосредотачивалось осознание всех Объектов, мы были бы неспособны видеть вещи постоянно покоящимися в одном и том же месте.

5. Насколько неспособен Мозг быть столь активным Принципом Движения, какой мы находим в себе, [на это] ясно указывает его вязкость. Кроме того, Врачи опытным путем обнаружили, что Мозг настолько далек от того, чтобы быть общим Местом всех чувств, что он вообще их не имеет. И Арабы, которые говорят, что он [мозг] ими обладает, выделили в нем такие обособленные функции Воображения, Памяти, Здравого Смысла и т. п., что мы по-прежнему не находим какой-то одной части Материи, чтобы она оказалась Общим Перципиентом их всех [этих функций]. Но я так четко продемонстрировал невозможность выполнения Мозгом тех функций, которые по-настоящему соответствуют тому, что обычно люди называют Душой, в моем «Антидоте против Атеизма», что достаточно адресовать Читателя к нему.

6. Что касается Мембран, то представим ли мы, что Местом Общего Восприятия являются они все или какая-то одна Мембрана, или ее часть – будут иметь место затруднения, подобные тому, что уже упоминалось. Ибо если [местоположением Общего Восприятия будут] все Мембраны, то их различие и состояние будут изменять вид (aspect) и облик Объекта, так что одни и те же вещи будут являться нам в нескольких цветах и в нескольких местах одновременно, как это легко доказывается из Аксиомы XXII. Если [местоположением Общего Восприятия будет] какая-то одна Мембрана или ее часть, то будет невозможно придумать никакой Механической причины, почему именно эта Мембрана или какая-либо ее часть оказалась бы способна столь сильно и определенно двигать при случае каждую часть Тела.

7. И следовательно по этой самой причине Septum lucidum не может быть Общим Воспринимающим (Common Percipient) в нас, потому что совершенно невообразимо, как она должна иметь силу так твердо и определенно перемещать наши наружные части [тела] и конечности.

8. Что касается той новой и чудесной Выдумки Хенрика Региуса[1], что Местом общего восприятия может быть некая абсолютно плотная, но очень маленькая частица Материи в Теле, то утверждать, будто такая твердая частица должна иметь в себе разум (sense), столь же дерзко, как и [приписывать] чувство железу или стали; а, кроме того, она [такая частица] не может быть началом Движения (spring of Motion): ибо как иначе столь малый Атом [может] двигать все тело, кроме как перемещаясь и сам. Но, будучи более тонким, чем головка любой иглы, если он начинает движение, особенно, как мы иногда делаем, с большого резкого усилия, он должен пройти через Тело и оставить его.

9. Самой безупречной чисто Механической Догадкой является предложение Декарта использовать Конарион. Он – по сравнению с другими структурами Тела – кажется самым вероятным из всего, с чем я до сих пор встречался и с чем когда-либо надеюсь встретиться, для интерпретации Страстей и Способностей живых Существ как чисто Телесного движения. И поэтому необходимо немного задержаться на объяснении этого [пункта], чтобы мы могли более пунктуально опровергнуть тех, кто [хотел бы] неправильно воспользоваться его Механическими нововведениями для исключения всех Первоначал, кроме Телесных в Человеке или в Животном.

 

Глава 5

1. Как восприятие внешних Объектов, Спонтанное Движение, Память и Воображение выдаются за производимые Конарионом, Духами и Мышцами, без Души. 2. То, что Конарион, лишенный Души, не может быть общим Перципиентом, продемонстрировано самим Декартом. 3. О том, что Конарион с Духами и организацией Частей Тела не является достаточным Первоначалом Спонтанного движения без Души. 4. Атрибуция использования Клапанов (Valvulae) в Нервах Мышц для самопроизвольного движения, 5. Недостаточность этого приспособления для этой цели, 6. Еще одна демонстрация его недостаточности, из которой ясно следует, что у Животных есть Души. 7. О том, что Память не может быть объяснена таким образом, как описано выше, 8. А также и Воображение. 9. Распределение, по Декарту, функций в нас как относящихся одних к Телу, а других – к Душе. 10. Авторские Замечания по этому вопросу.

1. Суть этого Заблуждения коротко [состоит] в том, что Шишковидная Железа (Glandula Pinealis) является общим Осознающим (Sentient) или Перципиентом всех Объектов; и может – без [участия] Души, действием Духов и Организации Тела, – совершать все те действия, которые мы обычно понимаем как выполняемые Душой и Телом, соединенными вместе. Ибо в то время как остальные Органы Чувств дублируются, она [шишковидная железа] уникальна, расположена весьма удобно, чтобы осуществлять связь с Духами, а также с задними, как и передними полостями Мозга; с их помощью все движения Нервов (как тех, которые передают ощущение внешних Объектов, так и внутренних [передающих] чувства Тела, таких как голод, жажда и тому подобное) легко сообщаются ей, и, таким образом, будучи различным образом движимой, она по-разному определяет путь Духов к тем или иным Мышцам, посредством чего она движет Тело.

Кроме того, передача Движения от Объекта через Нервы во внутренние полости Мозга и далее в Конарион открывает те или иные Поры (Pores) Мозга в том или ином порядке или такого рода, что они остаются в виде участков или следов присутствия этих Объектов после их удаления. [Значение] этих трактов, или сигнатур, состоит в основном в том, что Духи будут иметь более легкий проход через эти Поры, чем [через] другие части Мозга. И таким образом возникает Память, когда Духи детерминированы наклонением Конариона в ту часть Мозга, где эти тракты найдены: они затем приводят в движение Конарион, как если бы Объект присутствовал, хотя и не столь отчетливо.

Из попадания Духов в такого рода тракты объяснена также природа Воображения, в котором мало отличий от Памяти за исключением того [обстоятельства], что размышление о времени как о прошлом, когда мы видели или ощущали ту или иную вещь, совершенно исключено. Но это – не все те операции, в которых мы отдаем себе отчет, и тогда, следовательно, еще больше может быть понято при помощи Гипотезы, что Восприятие Объектов, Спонтанное Движение, Память и Воображение – все могут выполняться благодаря этой Железе, Животным Духам и чистой структуре Тела; как мы отчетливо увидим, впрочем, после несложного исследования.

2. Ведь то, что Конарион, лишенный Души, не обладает никаким восприятием какого-либо единого Объекта, демонстрируется из самого описания Картезием передачи изображения, допустим, через Глаз к Мозгу и, таким образом, к Конариону. Потому что очевидно из того, что он излагает в параграфе 35 «Трактата о страстях Души», что Изображение, которое передается от Объекта к Конариону, отпечатывается после этого на пространстве, имеющем некоторую протяженность. Отсюда очевидно, что Конарион не воспринимает и не может воспринимать весь Объект, хотя можно признать, что отдельные его части имеют восприятие отдельных частей [Объекта]. Но что-то в нас воспринимает целое, и оно, следовательно, не может быть Конарионом.

И то, что мы не воспринимаем внешний Объект двойным, – это не столько потому, что Изображение объединено в Органе Общего Восприятия (Common Sense), сколько потому, что линии проходят от Объекта к обоим Глазам так, что ощущение происходит в одном месте; иначе если бы Объект находился очень близко, и направление наших Глаз не соответствовало этой близости, то он [объект] казался бы двойным, что является Доказательством того, что человек может видеть обоими глазами одновременно; и что касается меня, я уверен, что на расстоянии я вижу лучше, когда пользуюсь двумя глазами, а не одним.

3. Говоря о Спонтанном Движении, то, что Конарион не может быть его достаточным Первоначалом, с Духами и организацией других частей Тела, хотя мы допускаем, что он является подходящим местом Общего Восприятия (Common Sense), легко обнаруживается, если мы примем во внимание [то обстоятельство], что столь слабая и маленькая вещь, как Железа, кажется совершенно неспособной направлять Духи с такой силой и интенсивностью, которые, как мы видим, регулируют их в движении, напоре (striking), внедрении (thrusting) и тому подобном; и что очевидно, что иногда едва ли тысячная часть Конариона будет направляющей этой силы; т. е. когда Объект Зрения, допустим, является таким же маленьким, как булавка, или когда человека укололи иглой, эти восприятия должны быть такими же маленькими в Железе, как и во внешнем Чувстве.

Но предположим, что весь Конарион всегда принимал участие в регулировании движения Духов в ту или иную Мышцу; невозможно, чтобы такая подвижная Материя, которой являются эти Духи (такая, что при отклонении Конариона вперед она легко может отступить назад), когда-либо определяла их [духов] ход с такой силой и мощью, какая их направляет.

Но, возможно, на это ответят, что, во-первых, Животные Духи являются столь тонкими и подвижными телами, что они готовы прийти в Движение по любому поводу, самой ничтожной вещи будет [достаточно, чтобы] определить их ход, и во-вторых, что Мышцы сами хорошо наполняются Духами и снабженные такими Клапанами (Valvulae), которые легко допускают их из Мозга, а также проводят их из одной противоположной Мышцы в другую при наименьшей избыточности Духов в одной над другой и запирают их. [На этом основании] ту силу, которую мы находим в спонтанном Движении, вполне можно объяснить с помощью этого Механического трюка.

4. Чтобы проявить недостаточность такого ответа, давайте более точно рассмотрим конструкцию на следующем рисунке, которая должна быть похожей на ту Схему, которую приводит Региус[2], и которая может послужить для более легкого понимания того, что Декарт пишет в своей Книге о Страстях[3]. Здесь В и С – две противоположных Мышцы, принимаемые за Инструменты самопроизвольного Движения; К. – часть тела, подлежащая перемещению; D Е и E G – это нервы, через которые Духи передаются из Мозга в указанные Мышцы; D и F два Клапана (Valvulae), пропускающие Духов из Мозга в Мышцы, но останавливающие их, если они хлынут в обратном направлении; G является клапаном, который позволяет [перетекать] Духам из мышцы C в B и E – другой клапан, который позволяет Духам [перетекать] из B в C. Теперь вкратце результат этого Механического объяснения таков, а именно: что Духи, регулируемые Конарионом, никогда не становятся несколько более обильными в В, чем в С, т. е. они будут проходить в С. через клапан G в В, и поэтому В, наполняясь, и, следовательно, укорачиваясь, должна поднять член К.

5. Мы не будем здесь утверждать, что это может быть просто фантазия, поскольку ни один анатом ещё не обнаружил, что эти клапаны (Valvulae) в Нервах являются частью Организации Тела какого-либо Животного, но, скорее, [мы] показываем, что они, даже если допустить их существование, не будут действовать так, как им приписывают. Во-первых, не очевидно, что из С в В устремится больше Духов, чем вынуждает давление, созданное в В Конарионом, направляющим Духи. Ведь т. к. все места в равной степени подходят для того, чтобы они действовали, они не пойдут дальше, чем их гонят или вынуждают, как ветер в Полости. И то, как Конарион должен провести или втолкнуть Духов в В, так, чтобы заставить их втолкнуть других [духов, которые находятся] в С, и вытеснить их так быстро и энергично, как мы это видим в некоторых действиях – это совершенно непостижимо.

6. Кроме того, допустим, что Конарион может направлять их с некоторой значительной силой в В, так, что они заставят другие духи, находящиеся в С, перейти к ним через клапан G, однако т. к. имеется [еще] клапан E, чтобы перенести их обратно в С, невозможно, чтобы [одна] Десятая часть той силы, которую мы обычно используем, чтобы раскрыть ладонь человека против его воли, легко сделала бы это [раскрыла бы ладонь] независимо от того, хочет он этого или нет. Ведь самая обыкновенная сила, перемещающая К от В к С должна так нажать на Духи в В, что они, безусловно, пройдут через Е в С, если наше Тело не что иное, как Механически организованная Материя. И поэтому только Верховная власть (Imperium) нашей Души побуждает Духи [двигаться] к одной Мышце, а не к другой и удерживает их там, несмотря на внешнюю силу. Отсюда явствует, что у Животных тоже должны быть Души.

7. Что касается Памяти и Воображения, мы четко поймем, что чисто Механические причины Декарта не охватывают их, если мы примем во внимание, что легкое раскрытие (aperture) тех же Пор Мозга, которые были открыты в присутствии такого Объекта, не является достаточным для того, чтобы представить Объект, после того, как Конарион своими собственными колебаниями в этом направлении определил путь Духов в те же Поры. Потому что они могут репрезентировать только Фигуру вещи, а не ее Цвета. Кроме того, человек может принести сотню Предметов и представить их нашему взору с одного и того же расстояния, причем Взгляд сохраняет одно и то же положение до такой степени, что эти изображения вынужденно займут одно и то же место Мозга, и, тем не менее, будет существовать отчетливое воспоминание обо всех [этих вещах], что невозможно, если в нас нет Души, но все является просто Материей. То же самое можно сказать о множестве одинаковых Названий или Слов, если передавать их по Трубке в Ухо, остающееся в одном и том же положении, так что Звук будет постоянно биться по тем же частям этого Органа, однако если даже их будет пятьсот, для каждого из них будет отдельное воспоминание, что является силой, полностью выходящей за пределы простой Материи, потому что это неизбежно вызвало бы беспорядок во всем.

8. Наконец, что касается тех образов или представлений, которые не принадлежат ни одному Объекту, который мы когда-либо видели, но составлены из нескольких [объектов], у которых есть свои отдельные места в Мозгу, – как Конарион может объединить их вместе? Или, скорее, в одном и том же Объекте: допустим, такой-то Человек или такой-то Дом, который мы видим в надлежащем положении, и который оставил такой отпечаток (signature), или очертание в Мозгу, чтобы представлять его [именно] так; как Конарион может перевернуть положение изображения и представить Дом и Человека вверх ногами? И это помимо сложности воспроизведения Протяженности Объекта или его Ширины как таковой, о чем мы уже говорили. Невозможно, чтобы Конарион, если он [представляет собой] просто Материю, осуществлял какие-либо операции, подобные этим. Ибо он должен развивать в самом себе движения, которые не обязательно передаются каким-либо материальным отпечатлением от другого Тела, что явно противоречит Аксиоме 26.

9. И поэтому здравый и рассудительный Ум Декарта не рискует распространить силу Механической организации так далеко, но он открыто признает, что, поскольку есть некоторые Функции, которые сочетаются только с Телом, так есть и другие, которые сочетаются с Душой, которые он называет Размышлениями; по его словам, они бывают двух родов: одни – Действиями, другие – Страстями[4]. Все Действия – это операции нашей Воли, как в некотором смысле все Восприятия можно назвать Действиями. И эти Действия Воли являются либо чистыми Интеллектуальными Операциями, или замыкаются на Душе самой по себе, как, например, ее пробуждение любить Бога или созерцание некоего Нематериального Объекта; или они таковы, что оказывают некоторое влияние на Тело, как, например, действием нашей Воли мы ставим перед собой цель пойти в то или иное место.

Он, кроме того, разделяет наши Восприятия (Perceptions) на два вида, из которых один имеет своей причиной Душу, а другой – Тело. Те, которые вызваны Телом, по большей части таковы, что зависят от Нервов. Но, кроме этого, есть один вид Воображаемого, который нужно отнести к этим же, и который в сущности имеет своей причиной Тело, а именно: то Воображаемое, которое возникает исключительно из-за того, что Животные Духи натыкаются (hitting against) на следы тех [предшествующих] Образов, которые внешние Объекты оставили в Мозгу[5], и таким образом представляет их Конариону; этот вид воображения может случаться в дневное время, когда наши Фантазии блуждают, и мы не заставляем себя сосредоточиться на какой-либо вещи, так же, как это происходит во время сна ночью. Те Ощущения (Perceptions), которые возникают в Душе благодаря Нервам, отличаются друг от друга в том, что некоторые из них относятся к внешним объектам, которые воздействуют на наше Чувство (Sense), другие – к нашему Телу, такие как Голод, Жажда, Боль и т. п., а третьи – к Душе самой по себе, такие как Скорбь, Радость, Страх и т. п.

Те Ощущения, которые имеют своей причиной Душу, это либо Восприятия ее собственных Актов Воли (Acts of Will), или иначе – ее Размышления (Speculation) о вещах исключительно Умопостигаемых (intelligible), или о Мыслительных образах, созданных по желанию, или, наконец, Воспоминания, когда она [душа] обнаруживает то, что она выпустила из Памяти.

10. Вот что можно увидеть в этой Классификации (Distribution): то, что все те Когитации, которые он называет Действиями, как и те виды Ощущений, причину которых он приписывает Душе, сами по себе (и он признает это за ними) такой природы, что их не может сымитировать ни одно существо с помощью только организации своего Тела. Но для другого [рода когитаций] он считает, что это возможно, и хотел бы нас заверить, что они имеют место в Телах Животных, которых он хотел бы считать чисто Механическими, и по причине чисто Механического устройства их Тела наружные Объекты Восприятия могут открыть поры в их Мозге так, что они могут определять Животные Духи в те или иные Мышцы для спонтанного Движения. Движение Духов, также попадающих на Нервы в Кишечнике и Желудке, Селезенке, Сердце, Печени и других частях [тела], может вызвать те же самые эффекты Душевного волнения, скажем, Любовь, Ненависть, Радость, Скорбь в этих животных Машинах, что мы чувствуем в наших Телах, хотя они, будучи неразумными (senseless), не чувствуют их; и таким образом раздражение (vellication) определенных Телесных покровов (Tunicles) и Волокон (Fibres) в Желудке и Горле может воздействовать на их тело, как на наше при Ощущении Голода или Жажды; и, наконец, воздействие (hitting) Духов на участки (tracts) Мозга, на которых оставили отпечаток Внешние Объекты, могут действовать так по отношению к их Телу, как это происходит с нашим [телом] при воздействии Воображения и Памяти.

Теперь добавьте к этой Машине Декарта способность Материи к Ощущению и Восприятию (к которым, впрочем, как я уже доказал, она неспособна), и это [соединение] будет настолько выразительно (exquisitely), что сам м-р Гоббс мог бы надеяться вывести из [понятия] простого Тела, т. е. поскольку все Движения являются чисто Механическими, ощущения и естественные влечения (propensions) будут фатальными, необходимыми и неизбежными, как ему очень нравится это понимать.

Но поскольку все Когитации, которые Декарт называет Действиями, как и все те виды Ощущения, причиной которых он признает Душу, не следует сводить к какому-либо Механическому устройству (contrivance), мы можем воспринимать их как особый разряд Аргументации, такого рода, что если бы можно было допустить, что Души Животных были бы не чем иным, как Чувствующей Материей, из этого, однако, следовало бы, что некая Субстанция высшей природы, и притом действительно Нематериальная, должна быть Первоначалом тех более благородных (noble) Операций, которые мы находим в себе, как следует из Аксиом 20 и 26.

 

Глава 6

1. О том, что ни одна часть Спинного Мозга не может быть Общим Сенсориумом без Души в Теле. 2. О том, что более вероятно, что Животные Духи будут тем Общим Перципиентом, 3. Но тем не менее, они очевидным образом не являются таковым, 4. Поскольку они не способны даже к Восприятию, 5. Также они не способны направлять Движение в Мышцы, 6. Еще меньше [способны] к Воображению и рациональной Изобретательности, 7. Как и к Памяти. 8. Ответ на Уловку. 9. Объяснение Автора, почему он так детально опровергает все предположения о Месте Общего Восприятия, когда лишь немногие из них были приняты при исключении Души.

1. Теперь остаются только Два Мнения, которые следует рассмотреть: первое – относительно того места Спинного Мозга, где как признают Анатомы, находится ближайшее средоточие всех Нервов Тела; другое – относительно Животных Духов в четвертом Желудочке Мозга. Что касается первого, т. е. [утверждающего, что] та часть Спинного Мозга, где предположительно находится соединение Нервов, как я уже отвечал в похожем случае, так снова скажу и здесь, что помимо того, что я уже продемонстрировал, что Материя неспособна к Чувству (Sense), и что поэтому нет такой ее модификации в Спинном Мозге, которая с большей вероятностью наделила бы им [чувством] его, чем Сердцевину [ствола] бузины или Творожную массу; мы также должны обратить внимание, что он совершенно не годится для Движения, и нельзя понять, каким образом та часть его, или любая другая, которой назначена эта обязанность – быть Общим Перципиентом в нас для всех Мыслей и Объектов (которая также должна иметь силу придавать движение нашим органам) может, имея так мало активности (agitation) в себе, (так как выглядит не чем иным как сортом жидкой Каши или Мякоти плода) так легко и решительно перемещать части нашего Тела.

2. В этом отношении Животные Духи, по-видимому, гораздо более подходят, чтобы выполнять эту функцию; и те [оппоненты], чья настойчивость мешает им принять Телесную Душу, тем не менее обычно выбирают некую тонкую разреженную (thin) Материю, чтобы конституировать ее природу или Сущность, и поэтому они представляют ее Воздухом, Огнем, Светом или каким-то подобным Телом, с которым Животные Духи не имеют ни малейшего родства.

3. Но хотя это мнение на первый взгляд может показаться правдоподобным, однако трудности, с которыми оно связано, непреодолимы. Ибо очевидно, что все Аргументы, которые приведены в п. 3 Главы 2, будут повторены с полной силой в этом случае. Поскольку нет такой Материи, которая была бы столь же текучей, как Животные Духи, но состоящей из частиц, соприкасающихся только друг с другом и действительно в Движении носящихся и поворачивающихся одна к другой, так же оживленно, как Атомы в Солнце. Итак, давайте рассмотрим, будет ли Сокровищница чистых Животных Духов, содержащихся в Четвертом Желудочке, способной к Поддержанию столь возвышенной функции, как быть общим Перципиентом в нашем Теле, что, как я часто повторял, является настолько сложной Функцией, что она включает [в себя] не только Восприятие внешних объектов, но и Движение, Воображение, Разум и Память.

4. Так, уже с самого начала передача изображения Объекта в эту массу частиц не может не ударить по ним по-разному, и поэтому они будут воспринимать его [объект] каждая по-своему: некоторые, возможно, воспринимают часть Объекта, другие весь [объект], третьи – больше, чем весь, некоторые также воспринимают его в одном месте, а некоторые – в другом. Но [поскольку] Перципиент в нас не отображает такого смешения или беспорядка в нашем удержании Объектов, ясно, что этот [перципиент] не Животные Духи.

5. К тому же как может то, что является настолько неустойчивым Перципиентом, стать надлежащей Основой (Principle) для того, чтобы направить Движение в Мышцы? Ведь помимо того, какое расстройство может произойти в этой функции под [действием] спутанного представления об имеющемся Объекте, [так вот, помимо этого] поскольку сила мышления, обдумывания (excogitating) и глубокого размышления (deliberating) также присуща этим Животным Духам, и у них нет средств общения друг с другом, но лишь [средства] борьбы друг против друга, что настолько же содействует цели, как если бы люди бились головами, чтобы сообщить друг другу свои личные Соображения, то с необходимостью должно следовать, что у них порознь будут свои восприятия, вымыслы и размышления, которые, когда они их приводят в Исполнение, должны порождать удивительную путаницу в Теле, т. к. некоторые из них управляют частями одним образом, другие управляют ими иным образом. Или если их фракции имеют много разделений и подразделений, каждое из них будет так бессильно, что никто из них не сможет им управлять никаким способом. Но мы не находим такой борьбы или противодействующих приказов какой-то сущности внутри нас, что [заставляла бы] наше Тело действовать одним образом, в то время как мы хотели бы иначе, как если бы когда кто-то собирался написать

Μῆνιν ἄειδε, θεά[6],

нечто более сильное внутри него, в чьи соображения он не посвящен, воспользовалось бы его рукой и вместо этого написало бы

Arma virumque cano[7].

И подобное можно сказать о любом другом Спонтанном Движении, которое находясь под таким постоянным нашим управлением, как оно находится сейчас, является достаточным Аргументом, чтобы доказать, что оно [спонтанное движение] не такая уклончивая Субстанция, как Животные Духи, и не столь разобщенная, но нечто более совершенным образом Единое и Нераздельное (Indivisible).

6. Нам не нужно больше приводить примеры, касающиеся силы Вымысла и Разума, [примеры того], что каждая частица этих Животных Духов имеет свободу мыслить сама по себе и совещаться сама с собой, а также приводить в действие себя саму (play by it self), и что нет никаких возможных средств передачи их Мыслей друг другу, разве что это будет, как я уже сказал, удар одной о другую. Ведь это может только передать Движение, а не их определенную Мысль, если только им не было предопределено принимать форму тех вещей, о которых они мыслят, что невозможно согласно Аксиоме 26. И предположим, что возможно, что одна частица должна оформить себя, например, в Св. Георгия верхом на Коне с Копьем в руке, а другая в Заколдованный Замок; этот Георгий на Коне должен наскочить на Замок, чтобы Замок получил его отпечатление и подобие. Но что тогда? Несомненно, встреча будет очень неудачной. Ведь св. Георгий может безусловно легко сломать свое Копье, но невозможно, чтобы он, сражаясь против Частицы в форме Замка, отпечатал на нем (conveying) целиком образ самого себя и своего Коня такими, как мы сами способны представить человека верхом на лошади. Это является Истиной, столь же доказуемой, как и любая Теорема в Математике, но столь ясной с первого взгляда, что мне не нужно использовать длинное диковинное Доказательство, чтобы сделать ее более достоверной.

Также не стоит прибегать и к правдоподобной уловке иного вида, такой, например, что если бы одна частица превратилась в Замок, а другая – во Всадника, то все прочие [частицы] видели бы их обе, а каждая из этих двух частиц [видела бы] одна другую. Ибо в каком свете и в какой малости они могли бы проявиться, и в скольких разных местах, в соответствии с различным положением частиц Животных Духов, и в каких разных обликах – если одни видят одну сторону, а другие – другую?

Но, кроме этой, существует следующая трудность, [состоящая в том,] что если такие Чувственные представления могут передаваться от одной частицы к другой посредством телесных соприкосновений и столкновения, или тем другим способом, кроме заявленного, [то] Логические и Математические понятия не могут. Так что некоторые Животные Духи могут предполагать одно Доказательство в Математике, или часть этого Доказательства, а другие – другую [часть]; насколько, что если бы некоему математику нужно было что-то записать, находясь под воздействием одних Животных духов, другие [в то же время] могли бы воспользоваться его рукой, чтобы записать нечто иное, и ничего не мог бы сказать об этих мыслях, пока эти другие Животные Духи не записали это. Эти Несуразицы настолько безумны и экстравагантны, что человек едва ли стал бы осквернять свое перо, записывая их, если бы это не побудило и тех, кто так ослеплен любовью к силе Материи (настолько, что полагает ее самодостаточной для всех Явлений в мире) к должному стыду и отвращению от их глупого Первоначала.

7. Последняя Способность (Faculty), которую я рассмотрю, – это Память, которая также необходимым образом соединена с остальными в Общий Перципиент, к которой [памяти] не только текучесть частей, но и их рассеянность (dissipability), делает Животных Духов полностью неспособными. Конечно, Духи по причине их Тонкости (Subtilty) и Активности очень рассеяны (dissipable), и, по всей вероятности, их набор не сохраняется одним и тем же в течение [допустим] недели, и все же вещи, о которых человек не думал в течение многих лет, приходят так свежо ему на ум, как если бы они случились только вчера.

8. Единственная Уловка, которую можно измыслить здесь, это то, что, поскольку существует постоянный ресурс Духов по степеням, так что, когда они прибывают, они приправлены, сброжены и пропитаны теми же Понятиями, Ощущениями и Склонностями, что и Духи, которых они там встречают. Это – прекрасные слова, но они означают только то, что Духи, присутствующие в Мозге, передают Понятия и Восприятия, которые они имеют, этим вновь прибывшим; это то, что я уже доказал в предыдущих разделах как невозможное. И поэтому невозможно, чтобы Животные Духи были тем Общим Перципиентом, который слышит, видит, движет, помнит, понимает и выполняет другие функции жизни, которые мы воспринимаем как осуществляемые в нас или нами.

9. Мы теперь детально доказали, что ни все Тело, ни любая из тех частей, о которых шла речь, не может быть Местом Общего Чувства, если исключить присутствие Души или Нематериальной Субстанции. В этом меня не надо понимать так, что это бы подразумевало, что нет ни одной из этих частей, но некоторые или другие [оппоненты] подтвердили возможность общего Сенсориума, хотя у нас [в этом допущении] и не было Души; но потому что они настаивали, все они, так или иначе [на том, что] есть Место Общего Чувства, поддерживая [наличие] Души в Теле, чтобы не могло остаться никакого сомнения или колебания, и я взял на себя труд доказать столь скрупулезно и детально, что ни одна из них [частей тела] не может быть местом Общего Чувства без нее [души].

И таким образом я вполне осуществил свое намерение, состоявшее в том, чтобы продемонстрировать, что в нас есть Душа или Нетелесная Субстанция, отличная от Тела. Но я не удовольствуюсь этим, а для более полного раскрытия ее Природы и Способностей буду продвигаться дальше и разыскивать ее главное Место в Теле, где и откуда она осуществляет свои самые возвышенные Функции, и затем исследую, будет ли она прикована только к этой части [тела], или она будет распространяться по всем нашим членам, и, наконец, я рассмотрю, каким образом она видит, чувствует, слышит, воображает, помнит, мыслит и движет Тело. Поскольку, помимо того, что я найду хорошее применение этим открытиям для дальнейших целей, также само по себе очень приятно иметь в распоряжении рациональные и ясные данные, а также определенное понимание вещей такого рода.

 

Глава 7

1. Вопрос относительно Места Общего Чувства при предположении, что в Теле есть Душа, 2. Что в Теле есть какая-то специфическая часть, которая является Местом Общего Чувства. 3. Общее разделение Мнений относительно места Общего Чувства. 4. О том, что существует два сорта тех [мнений], которые [помещают его] вне головы. 5. Несостоятельность доводов Гельмонта, в соответствии с которыми он хотел бы доказать, что Входное отверстие Желудка является главным Местом Души. 6. Ответ на заявления Гельмонта, сделанные с этой целью. 7. Еще одно опровержение [на основании] его собственных допущений. 8. Опровержение мнения м-ра Гоббса, которое представляет Сердце Местом Общего Чувства. 9. Еще одно опровержение на основании Опыта. 10. О том, что Общее Чувство находится где-то в Голове, 11. Поэтому выбирать конкретное место нужно с осторожностью. 12. О том, что это не Мозг целиком, 13. И не маленькая плотная частица Региуса, 14. И не какая-либо внешняя мембрана Мозга, не Septum Lucidum. 15. Три наиболее вероятных места. 16. Ответ на возражения против Мнения Картезия относительно Конариона. 17. О том, что Конарион не является Местом Общего Чувства, 18. Ни та часть Спинного Мозга, где предположительно сходятся нервы, но [это] Духи четвертого Желудочка Мозга.

1. Поэтому нам необходимо подытожить прежние Мнения, изменив Гипотезу, и выяснить [вопрос о том], какое из них является наиболее разумным, если предположить, что в человеке есть Нематериальная Субстанция или Душа.

2. То, что существует какое-то конкретное или ограниченное Место Общего Чувства, является Мнением, с которым согласны в целом все Философы и Врачи. Обычная их аналогия – это то, что Внешние Чувства и Общее Чувство, если рассматривать их вместе, подобны Окружности с пятью линиями, расходящимися от Предела окружности к Центру. Поэтому так же, как для них было само собой разумеющимся найти конкретные Органы для Внешних Чувств, так же они попытались определить некую отдельную часть Тела как Орган Общего Чувства, а именно, обнаружив, что Зрение расположено в Глазу, Слух в Ухе, Обоняние в Носу, и т.д., они предположили, чт. е. какая-то часть Тела, в которой Зрение, Слух и все другие Ощущения встречаются вместе, как линии окружности в [ее] центре: и что здесь Душа также оценивает и различает Объекты внешних Чувств. Таким образом, они совершенно справедливо освободили все Внешние части Тела от малейшего подозрения в какой бы то ни было способности выполнять такую функции, которая была бы столь общей, т. к. все они [части тела] задействованы для выполнения более конкретной задачи, которая заключается в том, чтобы быть Органом одного из этих пяти внешних Чувств и не испытывать воздействия ни от чего иного, кроме того, что на них отпечатлелось и, главным образом, от их собственных Объектов; среди этих пяти чувств Осязание (Touch), столь правильно названное, преобладает, т. к. оно столь же обширно как Кожа, покрывающая нас, и проникает так же глубоко, как любая Мембрана и Нерв в конечности и в туловище Тела, а кроме того и во все Внешние части Головы. Все это может видеть не больше, чем Глаз [может] слышать, или Ухо обонять.

3. Кроме того, все те Аргументы, которые столь ясно демонстрируют, что место Общего Чувства находится где-то в Голове, являются простым доказательством того, что все Тело не может быть его Местом, и вы вскоре услышите, в чем состоят эти Аргументы. Что касается всех тех Мнений, которые указывали на какую-то одну Часть [тела] для Места Общего Чувства, они делятся на два Разряда, а именно: те, которые указывают какое-либо конкретное место либо в Теле, либо в Голове; если мы будем двигаться в этом порядке, во-первых, покажем ошибочность тех, кто выбрал Местом Общего Чувства какую-то часть тела за пределами Головы, и затем, во-вторых, мы в общих чертах покажем, что общий Сенсориум должен быть в какой-то части Головы, и, наконец, когда из тех многочисленных мнений, касающихся того, какой частью Головы должен быть этот общий Сенсориум, будут отвергнуты те, которые покажутся менее обоснованными, мы выберем те, что, как мы полагаем, являются наиболее совершенными.

4. Те, кто располагают Общий Сенсориум вне Головы, помещают его либо в верхнее входное Отверстие Желудка, либо в Сердце. Первое – мнение Ван-Гельмонта, второе – м-ра Гоббса.

5. Что касается ВанГельмонта, то нет ничего, что он приводит в подтверждение для своего Мнения, на что нельзя было бы с легкостью ответить. То, что в основном ввело его в заблуждение, была чрезмерная чувствительность этой части [тела], которую Природа создала так, что та, подобно добросовестному и умному Привратнику, не могла допустить в Желудок ничего, что могло бы оказаться вредным или доставляющим неприятность для Тела. Из-за этой его [желудка] болезненной Чувствительности грубое пренебрежение [по отношению] к нему может очень быстро вызвать Обморочные состояния (Swooning) и Апоплексию, и потерю Чувств. Но Страх и Радость, и Скорбь расправлялись с некоторыми [людьми] очень неожиданно, даже когда первый такой смертельный удар – из-за какой-либо невыносимо плохой новости или от ужасного зрелища – приходился на Ухо или Глаз. И грубое обращение с воспаленной Раной или давление на Мозоль может легко вызвать у некоторых обморок, и все же ни один человек никогда не сможет вообразить, что Место Общего Чувства находится в Ноге. Наконец, причины полагать, что Общий Сенсориум находится в устье Желудка, из-за тех Чувствительных Волнений, которые мы ощущаем там, не больше, чем [полагать], что он расположен на Звездах, только потому что мы так ясно воспринимаем их Свет, как Декарт удачно ответил в аналогичном случае. Также Неистовство (Phrensies) и Сумасшествие (Madnesses), хотя иногда их можно наблюдать возникающими оттуда [от желудка], могут не больше доказать, что он есть Место Общего Чувства, чем Бешенство Матки (Furor uterinus), Апоплексии, Эпилепсии и Коматозные состояния (Syncope), исходящие из Матки, доказывают то, что общий Сенсориум Женщин расположен в ней.

6. И если мы примем во внимание значительное Сходство между Входным Отверстием Желудка и Сердцем, чьи Заболевания так похожи и связаны, что Древние дали одно имя обеим частям, называя и то и другое καρδία, и боли Желудка καρδιαλγίαι и καρδιωγμοί, а также то, что Сердце является той частью, из которой, очевидно, приходят ресурсы Жизни, и если Импульс оттуда прекращается, Жизнь не может долго продолжаться из-за отсутствия Тепла и Духов – вот очевидная причина того, что, как это бывает, Рана около устья Желудка может убить человека быстрее, чем рана Головы, они обе считаются смертельными, хотя место Чувствительной Души [находится] главным образом не в вышеупомянутом [входном] Отверстии. Ибо отчасти естественное сходство между Входным отверстием Желудка и Сердцем, а отчасти страх и боль, воспринимаемые Душой в общем Сенсориуме, который мы предположим в Голове, делают Сердце настолько неподвижным, что, как из-за внезапных выше упомянутых Страданий, оно перестает выполнять обычные функции Жизни, и Пульс и Чувство, и все [остальное] исчезает за короткое время; точно так же, когда Голова ранена смертельно, Восприятие вследствие этого настолько ослаблено, что Сердце становится более свободным от силы смертоносной страсти, и хотя Чувство исчезло, оно может продолжать посылать Импульсы еще какое-то время: это – идеальный ответ на примеры Гельмонта, которые он приводит в своем трактате «Sedes Animae».

7. К этому всему я могу добавить, что [он] признает сам в конце этого Трактата, что сила Движения, Воли, Памяти и Воображения находится в Мозгу, и поэтому, если не откажется от своих слов, он должен также сказать, что Общее Чувство находится там.

8. Мнение м-ра Гоббса заслуживает большего доверия и одобрения, т. к. его отстаивали самые прославленные философы: Эпикур, Аристотель и Школа Стоиков. Однако если мы взглянем на него более пристально, окажется, что оно столь же мало истинно, сколь и другое [мнение Ван Гельмонта], особенно в том отношении, что [он] утверждает, что в человеке нет Души, а все, что есть – не что иное, как упорядоченная Материя. Пусть он назовет любую Механическую причину, по которой его Сердце сможет пошевелить его Пальцем. Но на основании следующей Гипотезы я уже опроверг это Мнение. Ведь будет более приемлемо, что если в Теле есть Душа, то Сердце является его главным Местом и местом Общего Чувства (как это понимали Аристотель и другие), а также и причиной Спонтанного Движения. Но очень маловероятно, что та часть [тела], которая настолько непрерывно задействована в естественном Движении сжатия и расширения себя самой, оказалась бы Местом того Первоначала, которое управляет Свободными и Спонтанными поступательными движениями (progressions). Восприятие также было бы крайне нарушено его поочередным сжатием, а затем новым расслаблением. Ни один из Объектов не появился бы в одном и том же месте, когда Сердце будет увеличиваться, и затем снова уменьшаться, как я уже отмечал выше. А его экстремальная температура также не позволила бы, чтобы на него повлияли слабые движения Объектов Чувств, т. к. Кровь, находящаяся в нем, в некотором смысле обжигающе горяча. И именно в этом смысле следует понимать афоризм Аристотеля «τὸ μέσον κριτικόν»[8]: То, что должно воспринимать разнообразие внешних впечатлений, само по себе не должно пребывать в сколько-нибудь возбужденном состоянии.

9. Поэтому очень опрометчиво утверждать, что Сердце – это Место Общего Чувства, если только из какого-то ясного опыта это не может быть доказано, тогда как Эксперименты несомненно свидетельствуют о противоположном. Как, например, такой: если мы перевяжем Нерв, Чувство и Движение будут между Лигатурой[9] и Мозгом, но не между Сердцем и Лигатурой. И то, что Крокодил, если его Сердце будет перерезано, будет жить некоторое время и нападать, и защищать себя. То же самое наблюдается у Морской Черепахи и диких Коз, как пишет Халкидий[10]. К этому можно добавить то, что Гален[11] сообщает о принесенных в жертву Животных, чьи Сердца были вынуты и положены на Алтарь, и в то же время было видно, что они могли не только дышать, и громко рычать, но и убегать, пока истечение Крови не заставило их упасть. Эти Повествования для меня более правдоподобны, поскольку я своими глазами видел Лягушку, полностью выпотрошенную: ее сердце, желудок, кишечник и все остальное вынул один [мой] искусный друг и квалифицированный Анатом; после этого Лягушка могла видеть и могла обходить любое препятствие на своем пути, и прыгала так же свободно и проворно вверх и вниз, как когда она была целой, и это продолжалось очень долго. Но небольшая рана в голове немедленно лишает [ее] Жизни и Движения. Отсюда очевидно, что источник Чувства и спонтанного Движения не в Сердце. Потому что если Движение будет прервано между Мозгом и Сердцем, то Объект не будет восприниматься, по собственному признанию м-ра Гоббса. И та же самая причина будет для [того, чтобы отказаться считать местом Общего Чувства] Входное Отверстие Желудка: так что этот Эксперимент ясно показывает, что эти два Мнения ошибочны.

10. И чтобы впредь ни один человек не смог сделать другой неудачный выбор среди частей Тела, мы предложим сейчас такие Доводы, которые, как мы надеемся, явно докажут, что общий Сенсориум должен быть в Голове, или же, скорее, повторим их: для тех, кого мы убедили, что Сердце – это не Место Общего Чувства, мы ясно покажем, что это [место] – Голова. Как это [следует] из Лорентиуса (Laurentius)[12], если перевязан Нерв, то Чувство и Движение сохраняется [в продвижении] от Лигатуры вверх к Голове, но будут устранены ниже [места, где нерв перевязан]. Как и тот эксперимент с Лягушкой, [в котором] если проколоть [ее] мозг, тотчас пропадают способность Чувствовать и Двигаться, хотя, [как мы знаем,] если удалить все Внутренности, она будет прыгать вверх и вниз и проявлять свои Чувства, как раньше. Что является очевидным доказательством того, что Движение и Чувство происходят от Головы, и теперь нет никаких оснований для того, чтобы усматривать какое-либо Движение в более отдаленном источнике, поскольку сердце совершенно справедливо освобождено от этой функции (откуда, как считал Аристотель, начинаются нервы, и откуда, конечно, берут начало Вены и Артерии, как представляет любая Анатомия).

К этому, возможно, будет достаточно добавить рассмотрение тех расстройств, которые охватывают все функции Животных одновременно, таких как Летаргия, Апоплексия, Эпилепсия и тому подобное, причины которых Врачи находят в Голове, и соответственно [с этим представлением] применяют лечение. Что является простым указанием на то, что Место Души так же, как и Животных Способностей, находится главным образом в Голове. То же самое можно сказать и о Неистовстве (Phrensy) и Меланхолии, и тому подобных расстройствах, которые ухудшают человеческое Воображение и Здравомыслие (Judgment). Врачи всегда приходят к заключению, что что-то случилось внутри Черепа.

И наконец, если бы не было ничего кроме тесного сопровождения Души внешними Чувствами или ее различающей Способности, так удачно размещенной в ее пределах в Голове, этого, если бы не было сколько-нибудь весомых Аргументов в пользу обратного, должно быть достаточно, чтобы убедить любого непредвзято [человека] прийти к заключению, что Место Общего Чувства, Понимания и управления Движением также находится здесь [в голове].

11.Но сейчас самая большая трудность будет в том, чтобы определить, в какой ее части нам следует его [место общего чувства] поместить. Здесь следует принять во внимание Механические соответствия и не хвататься за любую идею, которая может сойти за возможную в силу того Предположения, что в человеке есть Душа, но выбрать ту, что [окажется] наиболее красивой и подходящей.

12. То, что не весь Мозг является местом Общего Чувства, ясно из того, что он может получать раны и порезы и при этом не терять этой Способности, ибо они не удаляют Чувство и Движение, если только они не проникают так глубоко, что достигают Желудочков Мозга, как заметил Гален.

13. Не находится он и в маленькой плотной частице Региуса. Кроме того, что маловероятно, чтобы Центр Восприятия был настолько мал, [еще и] очень неуместно помещать его в Тело столь идеально плотное, более твердое, чем мрамор или железо. Но т. к. это Измышление является всего лишь поздней причудой его нетерпеливой фантазии, которая наделена стремлением представить ошибкой и путаницей все Метафизические Спекуляции Декарта (и поэтому обнаружилась эта редкая остроумная игра слов, показывающая, что, хотя Душа является не чем иным, как Материей, но все же она может быть неразрушимой и бессмертной), не следует принимать во внимание [это измышление] здесь, в этой Гипотезе, которую мы доказали как истинную, а именно, что в Теле есть Душа, природа которой нематериальна или нетелесна.

14. Также Мембраны Головы не являются общим Сенсориумом: ни те, что облекают Мозг (ибо тогда они смогли бы видеть свет через отверстие, которое проделывает Трепанация, хотя тот субъект, которого Трепанировали, закрыл глаза; не говоря уже о таком средстве транспортировки, как Нервы, эти Органы внешнего Чувства, которые распространяются за внешние пределы Мембраны, и, следовательно, указывают на место более внутреннее, которое должно быть Реципиентом всех их отпечатлений), ни какая-либо Внутренняя мембрана, как, например, та, что наиболее подходит для этого, Septum Lucidum (Прозрачная Перегородка), как расположенная посреди верхнего Желудочка. Но если рассмотреть тщательно режим Движения (level of Motion) через внешние Ощущения, некоторая [его часть] пройдет ниже, а некоторая – в отдаленной параллели, так что эта Мембрана не будет атакована всеми Объектами наших Чувств. Кроме того, кажется странным и нелепым, что Центр Восприятия должен быть либо вытеснен таким образом на плоскости (into plates), либо распространен на полые выпуклые поверхности, как это дόлжно предположить, если мы сделаем внешние или внутренние Мембраны Мозга Местом Общего Чувства.

15. Наиболее вероятным местом является одно из тех, на которые указывают три последних Мнения, а именно: либо Конарион, либо Средоточие Нервов в четвертом Желудочке, либо Животные Духи в нем.

16. Первое – Мнение Декарта, от него не следует отказываться поспешно; я также не могу пока подобрать никаких Аргументов, которые были бы достаточно вескими, чтобы его развеять. Те [аргументы], которые приводят из Бартолина, и [которых] придерживается ученый Автор «Аденографии», в моем понимании, не в силах его разрушить: сначала мы их повторим, а затем проверим.

Первый из них – что эта Железа слишком мала, чтобы быть в состоянии воспроизводить Образы всего, что Душа показывает для нее.

Второй [аргумент], что внешние Нервы не достигают Железы, и поэтому она не может получить отпечатления от воспринимаемых Объектов.

Третий [аргумент], что он [общий сенсориум] помещается в место для выделений [организма], которые загрязняют Облик вещей (Species of things).

Четвертый [аргумент] в том, что Вид вещей (Species of things) воспринимается там, где они переносятся Нервами. Но Нервы встречаются около начала или вершины Спинного Мозга, в месте более благородном и просторном, чем шишковидная Железа (Glandula pinealis).

На первый я отвечу, что размеры того места, где Нервы встречаются в Спинном Мозге, недостаточно велика, чтобы получать четкие отпечатления от всех Объектов, которые разум сохраняет в Памяти. Кроме того, другие части Мозга могут служить для этой цели, как может любая из них. Потому что только Душа способна сохранять в себе такие четкие и идеальные представления, хотя она может иногда использовать некоторые отдельные пометки, которые она отпечатлевает в Мозгу, которые, возможно, могут оказаться непохожими на те вещи, что она помнит, или совпадать с ними по величине и по пропорции, как мы наблюдаем в словах Акрополь (Arx) и Атом, где нет ни соответствия, ни сходства, ни размерности между словами и вещами, которые они представляют.

На второй [я возражу], что хотя не будет продолжения Нервов к Канариону, все же есть [продолжение] от Духов, которые в той же мере способны проводить отпечатления Движения от внешнего Чувства к Конариону, как Воздух и Эфир – отпечатление Звезд к Глазу.

На третий [я скажу], что железа достаточно удобно расположена до тех пор, пока Тело здорово, ибо никакие физиологические жидкости не переполняют или не оскверняют ее. Но если это происходит, могут случаться Апоплексии, Каталепсии или подобные болезни, которые, как мы видим, случаются, пусть даже место Общего Чувства будет там, где оно будет.

На последний [аргумент] я отвечу, что Нервы, если они однажды что-нибудь доставили далеко в Мозг, становятся свободными от Естественных Покровов (Tunicles) и настолько мягкими и пористыми, что движение Духов может перетекать через них, и поэтому они [Духи] могут проходить через их стенки и так продолжать свое движение к Конариону, куда бы ни были устремлены их окончания.

17. Но хотя эти Аргументы не достаточно опровергают данное Мнение, тем не менее я не настолько увлечен им, но я могу предположить, что можно найти что-то более совершенное, особенно при том, что есть очень серьезные основания предполагать, что не все Животные имеют этот Конарион; и потом, что так сильно понравилось Декарту в этом Изобретении, так это то, что он полагал, что это такой прекрасный инструмент, чтобы вогнать Животные Духи в те или иные Поры Мозга, – вещь, с которой я совсем не могу согласиться по причинам, приведенным выше. Кроме того, в этой Железе были найдены Камни, и очевидно, что она окружена сетью Вен и Артерий, что указывает на то, что это часть, предназначенная выполнять более подчиненную функцию. Но все же я не стал бы отказываться от нее без беспристрастного ее рассмотрения.

18. Поэтому Мнение цитированного ранее Автора, который располагает Место Общего Чувства в той части Спинного Мозга, где, как предполагается, Нервы встречаются, поскольку оно яснее и проще, то его труднее опровергнуть, предполагая, что Центр восприятия Души (в котором она не только постигает все Объекты внешних Чувств, но и воображает, размышляет и свободно управляет и регулирует [движение] Духов, в любую часть Тела, в какую она пожелает) может быть удобно расположен в такой скучной вязкой Материи, какой является Сердцевина Мозга; Такая вещь, я должен признать, мне совершенно не по Вкусу, и поэтому я хочу уйти и от этого мнения, и [отважиться] заявить, что главное Место [пребывания] Души, где она воспринимает все Объекты, где она воображает, размышляет и изобретает, и откуда она управляет всеми частями Тела, есть очень чистые Животные Духи в четвертом Желудочке Мозга.

 

Глава 8

1. Первый довод для этого Мнения – удобное Расположение этих Духов. 2. Второй, что духи являются непосредственным инструментом Души во всех ее функциях. 3. Доказательство второго Довода из главного Авторитета Философов, и в частности из Гиппократа: 4. Из нашей Симпатической зависимости от перемен Воздуха, 5. Из быстроты Движения и Когитации, 6. Из того, что в целом наблюдается в Становлении вещей, 7. Из эксперимента Региуса с улиткой в стакане, 8. Из суеты изображений в [состоянии] Вертиго, 9. Из устройства Глаза и движения в нем Духов, 10. Из зависимости действий Души от Тела, будь то в Медитации или в телесном Движении, 11. Из восстановления Движения и Чувства в оцепенелой части [тела], 12. И, наконец, из того, что наблюдается в обморочных припадках, бледности и напряженности внешнего облика, и т. п.; 13. Вывод из всего этого, что Духи в четвертом Желудочке – это место Общего Чувства, и что главное использование Мозга и Нервов – это сохранение Духов.

1. Что заставляет меня принять это Мнение, скорее чем любое другое, – это то, что, во-первых, расположение общего Сенсориума между Головой и туловищем Тела наиболее подходит получению отпечатлений от Объектов от них обоих, и [тому,] чтобы сообщать Движение Мышцам как Головы, так и Тела. В этом отношении я рассматриваю его равным последнему Мнению и превосходящим все предыдущие. Ибо на все, что можно возразить, уже дан ответ в том, что я сказал в последнем Возражении против Декарта.

2. Во-вторых (в том, о чем я буду здесь говорить, это мое мнение имеет известное преимущество по сравнению со всем прочим, что я знаю), будет наиболее разумно [признать], что Материя, которая является непосредственным Инструментом всех Животных функций Души, должна быть главенствующим Местом, откуда и где она выполняет эти функции, и если есть какое-то место, где есть более свободное изобилие чистейшего рода материи, то ее собственное местоположение должно быть там. Итак, непосредственным Инструментом функций Души является более тонкая Материя, которую обычно называют Животными Духами, которых в наибольшей чистоте и изобилии можно обнаружить в четвертом Желудочке Мозга. Отсюда должно следовать, что та наиболее ценная и избранная часть Души, которую мы называем Центром восприятия, должна быть помещена в этот Желудочек, не в какой-то его глубине Мозга, а среди самих этих Духов; потому что это самое естественное расположение для того, чтобы они управляли отделами (parts) Головы и Тела, а, кроме того, поскольку более деликатно и утончённо [будет] использовать их в их собственном доме для осуществления всякого рода размышлений и фантазий.

3. То, что эта тонкая и духовная материя является непосредственным двигателем (engine) Души во всех ее операциях, в некоторой степени является общим мнением всех Философов. И даже те, кто поместил Общий Сенсориум в Сердце, были уверены в истине этой их догадки, потому что они считали само собой разумеющимся, что левый Желудочек [сердца] был источником этих чистых и утонченных Духов, и весьма тешились тем, что они нафантазировали себе, что Оракул Врачей, величественный и мудрый Гиппократ, так полно и существенно выражает их собственные умонастроения: Γνώμη γὰρ ἠ τοῦ ἀνδρώπου πέφυκεν ἐν τῆ λαιῆι κοιλιη τρήφεται δε ὅυτε σιτιόσιν ὅυτε ποτοῖσιν ἀπο τῆς νηδύος. ἀλλὰ καθαρῆι καὶ φωτοειδεῖ περιουσίαι γεγονυὶη ἐκ τῆς διακρίσεως τοῦ ἄιματος[13], т. е. что разум человека находится в левом Желудочке его Сердца, и что он питается не пищей и питьем [поступающими] из живота, а чистой и светозарной Субстанцией, возникающей путем отделения от крови. Это то самое, что и происходит именно в Мозгу. Не что иное, как разреженность и волнение наиболее чистых и тонких частей крови отделяют Духи от остальной массы и таким образом пополняют Желудочки Мозга.

4. То, что наша столь ощутимая симпатическая зависимость от перемен в Атмосфере, которую Гиппократ также отмечает, [говоря,] что в чистом Воздухе наши Мысли более ясны, а в облачном более туманны и унылы, является вполне весомым указанием на то, что [тот инструмент], который переносит Чувство, Мысли и Страсти непосредственно к Душе, очень разреженный и утонченный и по своей природе родственен Воздуху, которым он так легко заменяется.

5. Странная Быстрота (Agility) Движений и Мыслительных действий (Cogitations), которые мы находим в себе, заставила самые медлительные умы, даже настолько грубые, что считают Душу Телесной, все же выбрать для ее состава самую легкую, тонкую и самую активную Материю, которую может придумать их воображение. И Лукреций, наиболее заслуживающий доверия [мыслитель] Эпикурейского Сообщества, полагает, что схватил самую суть, когда говорит:

«Nunc igitur quoniam est animi natura reperta
Mobilis egregie, per quam constare necesse est
Corporibus parvis et laevibus atque rotundis»[14].

Это утверждение я в данном случае считаю особенно ценным из-за сугубой материалистичности этого Философа: ведь убеждение в том, что частицам, проникающим в тело человека, необходимо быть разреженными настолько явно присутствует здесь, что даже самое слабое зрение с легкостью это обнаружит.

6. Но мы будем продвигаться выше к более сильным Аргументам, среди которых, я полагаю, найдется место и следующему. Мы не можем обнаружить никакой непосредственной операции какой-либо Души в мире, кроме того, что она в первую очередь трудится над той Материей, которая в очень большой степени участвует в этом совершенстве и тонкости частей, которые будут легко подчиняться и управляться, как можно повсеместно наблюдать во всех Порождениях, где Тело всегда организовано из тонкой текучей смеси, легко поддающейся пластической силе Души. И я не сомневаюсь в том, что она использует преимущество перемещения наиболее тонких частей всего, таких как первый и второй Элементы Декарта, которые никогда не устраняются из любой такой влажной и тонкой субстанции – эти его Элементы: истинная Небесная или Эфирная Материя, которая присутствует везде, как Фичино где-то определил Небесный свод, и является тем огнем, который, как утверждает Трисмегист, является самым внутренним носителем Разума и инструментом, который Бог использовал в формировании мира, и который Душа мира, где бы она ни действовала, несомненно, все еще использует.

7. И, чтобы сделать еще один шаг вперед, [скажем,] что наглядная демонстрация, которую приводит Хенрик Региус[15], мне кажется, одновременно и искусной, и надежной. Она [состоит] в [примере] Улитки, не имеющей раковины, движущейся в стакане: как только она начинает ползти, обнаруживается, что какие-то Пузырьки двигаются от ее хвоста к голове; но как только она прерывает движение, эти Пузырьки исчезают. Отсюда он делает вывод, что возмущение духов, циркулирующих от ее головы вдоль ее спины к хвосту, а оттуда вновь вдоль живота к ее голове, является причиной ее поступательного движения.

8. То, что такие тонкие Духи являются непосредственными инструментами Чувства, также обнаруживается тем, что наблюдается при Головокружении. Так как Мозг сам по себе не является такой текучей субстанцией, чтобы вращаться и сделать так, чтобы внешние Объекты казались такими же (вращающимися). Поэтому это – признак того, что непосредственным телесным инструментом передачи образов вещей являются Духи в Мозгу.

9. И то, что они являются главным Органом Зрения, очевидно по внешним частям Глаза, поскольку мы можем легко различить, насколько они полны этого καθαρὴ καὶ φωτοειδὴς ὀυσία[16], чистой и текучей субстанции, о которой говорит Гиппократ, хотя он помещает ее в неправильном месте; и по тому, как под [действием] страстей разума эти Духи отступают или приливают в Глаз, и иным образом изумительно выразительно модифицированы – настолько, что Душа, кажется, даже говорит через них, в этом бесшумном голосе Ангелов, который некоторые полагают только немым действием, но я в это не верю. Также достаточно очевидно, что ослабление зрения происходит из-за недостатка этих духов, хотя части Глаза во всем остальном достаточно полноценны. Более широкое раскрытие зрачка одного Глаза при закрывании другого указывает на приток и более обильное присутствие Духов там, как Гален изобретательно сделал вывод.

10. К этому мы можем заявить, что в тех более высоких операциях Разума, когда он медитирует и изобретает различные Теоремы, тогда он либо использует при этом какую-то часть Тела в качестве Инструмента, либо действует свободно и независимо от Тела. То, что последнее является ложным, следует из того, что тогда перемены в Атмосфере, или Плохое состояние и Болезни не могут помешать ему в его Изобретательских и чисто Интеллектуальных Операциях, но очевидно и то, что они [перемены в атмосфере и т.д.] действуют, и что человеческий Разум [бывает] гораздо более замутнен в один, чем в другой раз, и в одной Местности [больше], чем в другой, откуда этот пресловутый Стих,

«Boeotum crasso jurares aere natum»[17].

Если он использует какую-то часть Тела, это должны быть либо эти Животные Духи, либо Мозг. То, что это – не Мозг, очевидным образом доказывает его консистенция, такая вязкая и вялая.

И это [доказательство] будет иметь еще большую силу, если мы примем во внимание то, что, конечно, является верным, [а именно:] что Душа не обладает вовсе или обладает чрезвычайно малой силой, чтобы двигать Материю; но ее особенной привилегией является управление Материей в движении, которая, чем более тонкой и подвижной (agitated) является, тем легче по причине ее собственной подвижности она будет управляться [душой]. Ибо если бы непосредственной способностью Души было вносить движение в какую-либо Материю, и она [эта способность] не могла бы ослабевать и уменьшаться больше, чем сама душа, то я не понимаю, почему мы бы когда-либо уставали от движения. Ведь те быстроногие Менады, или Жрицы Вакха, и другие Девы места, которых Дионисий[18] выводит танцующими в хороводах  на цветущих лугах Меандра и Кайстроса[19], могли бы и по сей день там плясать, радуясь и резвясь словно молодые олени (ибо он так описал их легкость/живость), если бы хватило жизни и [силы] рук и ног, и притом вовсе без усталости. Ибо та непосредственная движущая способность Души способна с неизменной свежестью внедрять движение во все Тело, и [она], скорее, израсходует его на воздух или пепел, нагревая и встряхивая его, чем сделается усталой или заставит Тело выглядеть таковым.

Поэтому ясно, что то́ движение или тепло, которое Душа волевым образом передает Телу, является по сути Духами, которые она, когда они только приводятся в действие и мягко взаимодействуют между собой, посылает в наружные члены, и таким образом возбуждает и двигает их. Но они являются настолько тонкими и рассеянными, что Душа истощает их в их использовании; и когда они все больше истощаются, она едва ли может двигать Тело в дальнейшем, [испытывая] чувство, которое мы называем Усталостью. Они есть ὁρμῶντα или ἐνορμῶντα[20] Гиппократа, и непосредственное орудие Души во всех частях Тела.

11. Так как они также являются [причиной] Чувства в более отдаленных частях [тела], как, например, в Голове, как искусно дает понять Спигелиус[21] тем обыкновенным примером, что у человека онемели или затекли ноги из-за сжатия или любой другой помехи для распространения Духов в эту часть [тела]. Ибо когда Чувство и Движение восстановлены, человек может явственно почувствовать что-то, проникающее в эту [часть тела] – покалывающее и пощипывающее, подобное Муравьям, по его сравнению; чем могут быть только Духи, совершающие свое движение в эту часть [тела]. Где те [ощущения], которые они испытывают, становятся осознанными для Души, они [духи] являются ее непосредственным Носителем жизни и чувства.

12. И, наконец, в [случае] состояний обморока, когда Движение и Чувство отказывают, внешние части бледнеют и опадают, Лицо выглядит более худым и острым; это не может иметь никакого другого значения, чем тот благодатный порыв жизненного воздуха, который заполнял части [тела] до этого, сейчас отсутствует и отступает от них; т. е., что текучие Духи отступают, без них не могут быть осуществлены ни Чувства, ни Движения. Отсюда очевидно, что они являются непосредственным инструментом и того, и другого.

13. Я доказал, что Животные Духи – это непосредственный орган Души для Чувств и Движений. Следовательно, если существует какое-либо место, где эти Духи находятся в наибольшей полноте и чистоте и в наиболее подходящей ситуации для Животных функций, то, по всей очевидности, это должно быть главное место и Акрополь Души. Так вот, Духи в среднем желудочке Мозга не столь безразличны как [по отношению] к Телу, так и к Голове, как те, что [располагаются] в четвертом, и не настолько чисты. Верхние Желудочки, поскольку их два, не так подходят для такой уникальной задачи, как эта. Кроме того, передающие ощущения отпечатки движения сквозь глаза действуют ниже них, не говоря уже о том, что Духи здесь менее очищены, чем в четвертом Желудочке.

Поэтому, т. к. имеется достаточная масса и бόльшая чистота, а также наиболее подходящее расположение Духов в этом четвертом Желудочке, очевидно, что в них расположен Центр Восприятия, и что они являются общим Сенсориумом Души. И так как Сердце постоянно качает Кровь, чтобы снабжать все Тело питанием и поддерживать основную массу этого здания для обитания Души, а также и более тонких и подвижных своих частей, чтобы пополнить Мозг и Нервы Духами, которые являются непосредственным инструментом Души для Чувства и Движения, то ясно таким же образом, что основное применение Мозга и Нервов состоит в удержании этих тонких Духов от быстрого рассеивания, и что Мозг с его Полостями – всего лишь один большой круглый Нерв, как Нервы с их невидимой пористостью являются не чем иным, как многочисленными производными или гибкими продолжениями Мозга. Таким образом, все вместе они являются лишь одним продолжением Вместилища, или частью этого непосредственного Инструмента чувствующих движений Животных Духов, где также расположен скрытый проводник жизни в этом смертном теле.

 

Глава 9

1. Некоторые Возражения против Животных Духов. 2. Ответ на первое Возражение, касающееся Пористости Нервов. 3. [Ответ] на второе и третье [возражения, основанные на рассмотрении] Излияния (Extravasation) Духов и слизистых Выделений, находящихся в Мозгу. 4. [Ответ] на четвертое [возражение, основанное на рассмотрении] невероятной скорости движения в Духах. 5. [Ответ] на последнее [возражение, основанное на рассмотрении] Пережатия [нервов]. 6. Неопровержимые Доказательства того, что Животные Духи находятся в Желудочках Мозга.

1. Прежде чем мы перейдем к нашим двум другим Исследованиям, мы вынуждены сделать небольшую остановку и выслушать несколько Возражений, высказанных некоторыми поздними Авторами, которые вопреки общему умонастроению всех других Философов, Врачей и Анатомов, не стыдятся отрицать существование такой вещи, как Духи в теле, или, по крайней мере, то, что они присутствуют в Желудочках Мозга. В отношении Нервов, говорят они, у тех нет Пор или Полостей, чтобы принять их [животные духи]; и, кроме того, ясно то, что жидкость в них не что иное, как млечный белый сок, что наблюдается при прокалывании Нерва. А что касается Желудочков Мозга, эти Полости слишком велики, и Духи, если они втекают в них, будут подобны Крови, вытекающей из сосудов, по этой причине они должны быть испорченными и разложившимися. Кроме того, они будут испаряться в тех каналах, через которые слизистые выделения или мокрота выходят из Мозга. Проявление которых там, говорят они, еще один замечательный аргумент в пользу того, что эти Желудочки предназначены только для накопления и перемещения таких выделяющихся [из организма] Жидкостей, которые Мозг выбрасывает из себя. Наконец, если Спонтанное Движение будет совершаться с помощью этих Духов, оно не может быть столь исключительно скорым, как оно есть, потому что мы можем действовать пальцем так же быстро, как мы подумаем [об этом движении], но телесное Движение не может быть таким быстрым. И если Духи будут продолжаться от Головы до Пальца, предположим, что при пережатии Нерва должна была бы сохраняться способность к ощущению от места Пережатия (Ligature) к кончикам Пальцев, что, говорят они, противоречит Опыту. Таковы основные Возражения, с которыми я столкнулся у Гофмана[22] и других, но на них, как мне думается, очень легко ответить: и действительно они в той или иной степени вступают в противоречие между собой.

2. Ибо как Нервы могут получать жидкость (juice), если у них нет Пор, или они не настолько проходимы для этих тонких активных Духов, о которых мы говорим? Или как мы можем лучше понять, откуда жидкость происходит, если не от самих Духов, когда они теряют свою возбужденность и переходят в более плотную консистенцию?

3. Нельзя рассматривать Духи и как [жидкость], вытекающую из сосуда, в котором она должна содержаться, – не более, чем [рассматривать так] Кровь, [находящуюся] в Предсердиях и Желудочках Сердца. Также нет никакого опасения, что они могут выскальзывать через Артериальный конус правого желудочка (Infundibulum), т. к. слизистые выделения не имеют там пути для прохода, кроме того, который они могут сделать за счет собственного веса, а также своей проникающей влажности, которая, загрязняя всегда эти элементы, делает их более невосприимчивыми к легким Духам, чья подвижность, а также соответствие по весу с внешним Воздухом делают их неспособными покидать Полости, в которых они находятся.

Этот аргумент [основанный на рассмотрении] слизистых выделений, обнаруженных там, состоящий в том, что они [желудочки] были созданы только для Вместилища (Receptacle) такого нездорового излишка (useless redundancy), является таким же логически неубедительным, как если бы человек доказывал, исходя из того, что обнаруживается в Прямой кишке (Intestinum rectum), что Желудок и весь Кишечник были созданы для Вместилища Шлаковых выделений. Духи в Желудочках Мозга, свободно двигаясь (playing about) и ударяясь о стенки Полостей, в которых они находятся, будут с течением времени терять свое возбуждение, особенно [это касается] плотных частей, и поэтому с необходимостью приходят к более текучей плотности и организуются в некое подобие влажного Осадка: такого, как мы находим в нижней части Желудочков, который природа сбрасывает через соответствующие выходы (fit passages), в результате чего Духи остаются более чистыми. Но из того, что в этих Полостях обнаруживается этот неизменный осадок, вывод о том, что это единственное их использование, также нелеп, как и вывод о том, что, поскольку я выплевываю Ртом и сморкаюсь Носом, это является главной целью и назначением этих двух частей моего Тела, или что мои Глаза созданы не для того, чтобы видеть, а для того, чтобы плакать.

4. Природа быстроты Движения в этих Духах во многом похожа на природу Света, который является Телом так же, как и они. Но эта Световая Материя (Lucid Matter) в составе Солнце, как только оно появляется на Горизонте, не пролетает так много тысяч миль за мгновение, чтобы предстать перед нашими глазами; но Движение распространяется как бы сразу от Солнца к нашему Глазу через эфирную Материю между [ними]. Или представьте длинную, насколько пожелаете, Трубу и кого-то, дующего в нее. Как только он дует с одного конца, моментально Движение будет ощущаться на другом, и хоть сверху вниз, хоть снизу вверх и с одинаковой легкостью, – чтобы ответить на то другое легкомысленное Возражение, которое я нашел у Гофмана, [что] якобы очень сложно направить эти Духи сверху вниз в Нервы. Но Противники этого древнего и устойчивого Мнения весьма просты и неосмотрительны.

5. Пример с Перетягиванием [нерва] ничего не доказывает. Несмотря на то, что Нерв между Лигатурой (местом перетяжки) и Пальцем достаточно хорошо снабжен Духами, однако Центр Восприятия не там, и имеет место прерывание и разлад между Духами, которые продолжают движение к их Общему Сенсориуму, и теми, которые располагаются по другую сторону Перевязки; теперь уже неудивительно, что мы ничего не чувствуем с этой стороны Перевязки, как если бы мы ничего не видели в саду соседей, когда между нами стена, хотя Солнце светит по обе стороны стены.

6. Мы видим, насколько несостоятельны их Аргументы против этого мнения, принятого почти всеми: как Врачами, так и Философами. Нет необходимости искать какие-либо подтверждения для него, большинство из тех [доводов], которые мы использовали для доказательства того, что Духи являются непосредственным Инструментом Души, имеют равную силу, чтобы сделать вывод об их существование в Теле.

Кроме того, в качестве дополнительной привилегии я не буду особо заботиться о том, чтобы представить краткое указание на применение Легких, которые лучшие Врачи и Анатомы считают главным образом собирающими приготовленный воздух к Сердцу; как и чудесная Сеть [сосудов] (Rete mirabile)[23] и Хороидное Сплетение [сосудов] (Plexus Choroides)[24], расположение которых обнаруживает их применение, а именно: что они могут с наибольшей полнотой испарять более тонкие и более подвижные частицы Крови в Желудочки Мозга.

Также Диастола Мозга, синхронная с Пульсом Сердца, является явным признаком того, какой интенсивный поток Духов по прямому и короткому проходу Сонных Артерий, переносится в этом направлении. Ибо если одна часть Крови будет более горячей и утонченной, чем другая, она обязательно достигнет Головы. Из чего, принимая во внимание пористость и вялость Мозга и тонкость Оболочек в малых Артериях, которые там находятся, следует с Механической необходимостью, что Желудочки там будут заполнены соответственно той καθαρὴ καὶ φωτοειδὴς περιουσία ἐκ διακρίσεως τοῦ αἱματος[25], что Гиппократ так хорошо описывает, хотя он предполагает Расположение ее в неподходящем месте.

Но поскольку чистейшие из этих Духов находятся в четвертом Желудочке, как рассудительно заключают Бартолин и другие, то из того, что было сказано и подтверждено выше, ясно следует, что общий Сенсориум должен быть помещен в средоточии этих более чистых Духов четвертого Желудочка Мозга.

 

Глава 10

1. О том, что Душа не сводится к Общему Сенсориуму. 2. Первый Аргумент из Пластической силы Души, 3. Что подтверждается ступенчатым достоинством Способностей Души, из которых эта Пластичность самая низкая, 4. Следующее Внешнее Чувство. 5. После этого Воображение, а затем Разум. 6. Второй Аргумент из Страстей и Участливости (Sympathies) в Животных. 7. Иллюстрация характера натуральной Магии. 8. Третий Аргумент из Восприятия Боли в наружных частях Тела, 9. Четвертый и последний – из природы Зрения.

1. Теперь мы можем вернуться к двум оставшимся Вопросам: первый из них – находится ли Душа именно в этом четвертом Желудочке, т. е. по существу она не находится ни в каком другом месте Тела, или же ее следует распространить на все Члены [тела]. Региус считает, что [она располагается] в Конарионе, который, по его мнению, является Общим Сенсориумом, и как следствие ее следует ограничить четвертым Желудочком, предположив в нем Место Общего Чувства, а не распространять отсюда на все [тело]. Основание этого его заблуждения заключается в том, что все прочее, чт. е. в остальной части Тела, может совершаться силой чисто Механической, в чем он [Региус] весьма суеверно следует по стопам своего Мастера Декарта. Но со своей стороны, я не могу не выразить несогласия, поскольку не нахожу ни одного достаточного основания для столь нового Мнения, но, скорее, очевидные причины обратного.

2. Во-первых, Каркас Тела, из которого, я полагаю, наиболее разумно заключить, что Душа сама по себе является наиболее обстоятельным Архитектором (ибо я не буду полностью отвергать мнение Плотина) и что Пластическая способность содержится в ней, как и в Душах Неразумных животных, как определили очень образованные и достойные Писатели. То, что Текстура Тела (Fabric of the Body) не выходит за рамки соединения Атомов, является всего лишь сомнительным Мнением без каких-либо оснований и доводов. Ведь Чувство не обнаруживает ничего подобного, т. к. первые рудименты жизни происходят из какой-то жидкой однородной Материи; и это свидетельствует против Довода, что беспорядочное движение (tumbling) Атомов или телесных частиц должно производить такие изысканные структуры существ, в которых проницательный ум не способен найти ничего неуместного, но все сделано превосходно везде, где загрязненность и грубость Материи не задействованы.

На то, что Бог не является непосредственным Производителем этих Тел, указывают отдельные недостатки [в их устройстве]. Ибо нет никакой Материи столь испорченной и неподатливой, которую не смогло бы укротить его Всемогущество, и тогда не было бы ни Дефектов, ни Чудовищ в порождении Животных.

Также не слишком уместно признать, что Пластическая способность Души мира является единственным изобретателем этих Тканей (Fabrics) частных творений (хотя, не буду отрицать, она может дать некоторые грубые подготовительные штрихи к Формированию (Efformation)), но что в каждом конкретном Мире, в особенности таком, как Человек, его собственная Душа является его персональным и самым совершенным Архитектором в том же отношении, как Мировая Душа для мира. Ибо это жизненное Формообразование (Fabrication) не таково, как в искусственной Архитектуре, когда сторонний человек воздействует на Материю, но подразумевает более конкретный и близкий союз с этой Материей, [который] таким способом ее формирует и организует внутренним образом. И что должно иметь более конкретный и близкий союз с нашими Телами, чем сами наши Души?

Поэтому, по моему мнению, Душа, которая является Духом, и, следовательно, сжимаема и расширяема, прежде всего начинает понемногу охватывать Организацией соответственно-подготовленную Материю и таким образом она продолжает работу в том же направлении до тех пор, пока Тело не достигнет своего полного роста; и Душа расширяется в процессе развития Тела и таким образом господствует в нем через все его члены.

3. Сообразность этой Истины еще больше откроет себя, если мы примем во внимание природу способностей Души (о чем вы можете прочитать более полно в «Enthusiasmus Triumphatus», разд. 3, 4, 5.), в какой естественной постепенности они возникают, пока они не становятся наиболее свободными из всех. Самая глубокая или самая низшая – это Пластическая сила, о которой мы уже говорили, на основании которой продолжается это непрерывное Сокращение и Расширение Сердца, – я более склонен думать так, чем [думать], что это чисто Механическое [явление], как и то Дыхание, которое выполняется без приказа нашей Воли. Ибо Колебание (Libration) или Переменно-возвратное движение (Reciprocation) Духов в Натяжении Мышц не было бы таким непрерывным, но прекратилось бы в короткое время, если бы не помощь некоего более мистического Принципа, чем тот, что передает Импульс (Assistance) чисто Механически, как любой может понять, наблюдая недостаточность тех механизмов (devices), которые Хенрик Региус предлагает в качестве достаточных причин таких движений в Теле. Эти я рассматриваю как Первые Способности Души, которые могут быть ограничены тем общим характерным признаком, что осуществление их вовсе не подразумевает так много, как наше Восприятие.

4. Рядом с ними находится Ощущение любого внешнего Объекта, такое как Слух, Зрение, Чувствование и т. п. Все это включает Восприятие соответственно с неотразимой необходимостью, [что] Объект находится перед нами и никакое внешнее Препятствие не заслоняет его.

5. Воображение является более свободным, мы можем избегать его доводов по большей части, без какой-либо внешней помощи, но оно является ступенькой с этой стороны Воли и Разума, с помощью которых мы исправляем и умаляем неправдоподобные фантазии. Таким образом, мы видим, как Способности Души поднимаются по Степеням, что делает еще более легким [для понимания] и достоверным то, что самая низкая из всех совместима с ней [Душой], равно как и самая высокая.

6. Кроме того, по моему мнению, Страсти и Симпатии легче поддаются разъяснению в [рамках] этой Гипотезы о Душах, пронизывающих все Тело, чем в [гипотезе об] ограничении их сущностного присутствия в одной его части. Ибо вера в то, что такой ужасный Объект, как, предположим, Медведь или Тигр, при передаче Движения от него через глаза Животного к Конариону должен так отразиться оттуда, чтобы направить Духи в такие Нервы, которые будут прилегать к Устью Сердца, и сокращать Пульс, и вызывать все другие симптомы Страха – вера в это, мне кажется, ненамного лучше, чем просто факт Механического Легковерия. Те Движения, которые представляют Облик вещей (Species of things), разворачиваемых тем или иным образом без какого-либо импульса Материи, должны совершать такие трюки, о которых Декарт говорит в своей Книге о Страстях. И то, что он предоставил бы нам в качестве подтверждения этой Истины, настолько ложно, что это больше побуждает меня к недоверию Теореме, II. 13. Ибо взмах чьей-либо руки вблизи Глаз его друга (mans friend) не является достаточным свидетельством того, что внешние Объекты будут необходимым образом и Механически направлять Духи в Мышцы без вмешательства Способности Души. Ибо если кто-то полностью уверен или, скорее, может удержаться от опасения какого-либо вреда, если его друг резко поднесет руку к его Глазам, он может легко удержаться от того, чтобы моргнуть. Но если страх действует на него внезапно, то предоставляется действовать Душе, а не одному лишь Механизму Тела. Поэтому это вовсе не является доказательством того, что Феномен Страстей с их следствиями может быть объяснен в Грубых Животных посредством чистой Механики, ни, следовательно, также и в людях.

Но очевидно, что они [страсти] возникают в нас как против нашей Воли, так и Желания. Ибо кто стал бы сносить муки Страхов и Ревности, если бы он мог избежать этого? И поэтому Душа не посылает и не направляет Духи таким образом к своему собственному Мучению, раз уж она располагается в Голове. Отсюда ясно, что это [такие действия] есть результат ее пребывания в Сердце и Желудке, которые соотносятся с вызывающим неприятие представлением об Общем Сенсориуме по причине совершенного единства Души с собой и неразрывности Духов в Теле, необходимого инструмента всех ее Функций.

И есть веская причина, по которой Сердце и Желудок должны быть так сильно задействованы, ведь они являются главными Местами тех Способностей, которые поддерживают Жизнь Тела, угроза которым является самым очевидным Объектом Страха в любом Животном.

7. Я полагаю, что исходя из этого принципа может быть понята не только Симпатия частей в одном конкретном Субъекте, но и в различных и отдаленных Субъектах: например, между травмированной частью и ножом или клинком, который ранил ее, покрытом оружейной смазкой и сохраненном в должном состоянии. Эта [симпатия], конечно, не чисто Механическая, но Магическая, хотя и не в противоречивом смысле; это означает, что не следует искать ее объяснение [is not to be resolved] в чистой Материи, в такой ее разреженности или тонкости, которую бы вы пожелали, но в Единстве Души Вселенной, и Непрерывности тонкой Материи, которая реагирует на наши Животные Духи. И в этом смысле Плотин говорит, что Мир есть μέγας γόης, великий Маг или Чародей. И для меня нет вопроса, кроме того, что только в этом отношении без участия какого-либо Духа-Покровителя (Familiar Spirit) могут быть сделаны некоторые странные вещи: как злые, так и добрые. Ибо у этого Духа Мира есть Способности, которые работают не путем Выбора, но фатально или естественно, как некоторые Гаметы (Gamaitus)[26], которые мы встречаем иногда в природе, кажется, [действуют] несколько непонятно, скрытыми указаниями. Об этом Принципе мы поговорим более подробно в должном месте.

8. Но мы можем обнаружить еще более четко, что наша Душа не ограничена какой-либо одной частью Головы, но владеет всем Телом, [основываясь] на Восприятии Боли в его [тела] частях. Ведь это совершенно невозможно, чтобы такая сильная боль, которую чувствуют от укола Иглой, могла быть передана в Центр Восприятия только чисто Механически. Ибо будет ли непосредственным Инструментом Чувства Сердцевина Нервов, как это принимает Декарт, или это будут Духи, что наиболее верно, нелепо думать, что из-за насильственного разделения того, что было соединено вместе с легкостью (если эта задача не передается ни Духам, ни Сердцевине Нервов от места Прокола до самого места Общего Чувства), Душа, расположенная там, должна почувствовать боль так быстро, разве что сама ее Сущность не достигает той части, где чувствуется боль. Таким образом, очевиден довод, что Единство Души, владеющей Телом целиком, и Непрерывность Духов являются причиной этого.

И неудивительно, что если нормальное состояние (continuation) и естественное равновесие Духов – это состояние Покоя (Rest) и оно является Приятным для Души (Ease to the Soul), то насильственное разъединение и изменение, и, как я мог бы выразиться, изолирование Души от этого, должно вызвать очень неприятное и мучительное чувство в Центре Восприятия. Этот Аргумент несет с собой неопровержимое Доказательство, если мы действительно учтем неопределенность Сердцевины [внутренней части] Нервов и текучесть Духов, и то, сколь небольшое давление или нагрузку может оказать такая маленькая вещь, как Булавка или Игла, на такую мягкую и текучую Материю. Соображение об этом должно навсегда заглушить скрупулезность тех, кого так развлекает то, что вред, причиненный Телу, должен быть страданиями Души, при этом Тело в это же самое время не страдает. Ибо это гораздо более вероятно, чем то, что какая-то часть Материи у меня в Голове должна чувствовать боль от укола в моем пальце, при том что Материя в моей Голове вовсе не испытывает неудобства, если хотя бы на йоту сдвинута в связи с этим; и тем не менее то, что Восприятие [совершается] в одной только Голове, было с избытком продемонстрировано.

9. Наконец, если сама Сущность Души не охватывает [участок] от Общего Сенсориума к Глазу, возникают большие трудности с тем, как должно складываться столь отчетливое представление любого видимого Объекта, ибо очень трудно представить, что Цвета не будут смазаны, и размер Объекта не уменьшится, а даже, более того, что изображение не будет полностью потеряно до того, как оно сможет достигнуть Души, если она будет [располагаться] только в Общем Сенсориуме. Потому что это очевидно, и опыт покажет, что в Глазном дне содержится весьма совершенное Изображение Объекта, которое произведено пересечением линий движения от него [объекта] таким образом: Линия АВ от Объекта АС упирается этой точкой в основании Глаза в В, и линия СD – в точку D, где C и A воспринимаются на своем месте и на таком расстоянии, как они были в Объекте CA, и так для всех линий, которые идут от Объекта CA. в основание Глаза BD. Отчего Объект ощущается в такой длине и ширине, как он может восприниматься на таком расстоянии от Глаза. И как Движение, которое передается от А к В и от С к D, ощущается здесь, так его модификация, в соответствии с которой Объект в этих частях может казаться красным, желтым, зеленым или любого другого цвета, также ощущается здесь. Отсюда ясно, что на дне Глаза будет отпечатление в соответствии со всеми подробностями Объекта: так что, если Душа получит его там и передаст его своему Центру Восприятия полностью в тех же подробностях, воспроизведение будет полным.

Но если Душа не будет находиться там, и передача, следовательно, должна быть предоставлена чистым законам Материи, Изображение будет сильно искажено или потеряно прежде, чем оно сможет дойти до Общего Сенсориума. Что это Движение должно распространяться из В и D до тех пор, пока оно не достигнет входа в Е и так перейдет в Зрительный Нерв, чтобы быть перенесенным в Мозг, и так – к месту Общего Чувства. Но между B и E или D и E может быть потеря (depainture) естественных цветов, поэтому необходимо, чтобы F был окрашен в цвет D, а G – в цвет как D, так и F, а также с остальными [визуальными] Линиями, исходящими из Объекта к Глазу: так, чтобы все их Цвета смешались до того, как они достигнут [пункта] E. Теперь при этом резком искривлении в точке Е, где визуальная Линия изогнута как В Е R согласно экспериментам Отражения и Преломления, ширина или длина объекта C A будет потеряна. Ибо нам нужно ожидать, что как и в Отражениях и Преломлениях [в тех местах], где Объект появляется в той Линии, которая немедленно передает от себя его значение, так должно быть и здесь, и поэтому точки С и А должны появиться около Q, из-за чего Объект будет в некотором роде уменьшаться вплоть до ничего.

И предположим, что он [объект] может явиться в некой приемлемой протяженности, несмотря на это, поскольку Мозг является непроницаемым веществом, как только Движение [изображения] его достигает, оно либо изменится, либо пропадет, так что Изображение не сможет пройти через его [мозга] непрозрачность, в какой-либо полноте или цельности. Поэтому я не сомневаюсь, что Образ, который воспринимает Душа, это образ в Глазу, а не что-либо иное, телесно произведенное внутри Мозга (где Цвет и Очертания были бы так странно искажены, если не полностью стерты). Я имею в виду, что именно это стечение (concourse) световых Духов в основании Глаза (которое является лучшим обозначением платонической συναύγεια, о которой говорит Плутарх[27]), переносимых отсюда с внешним Светом через Тканевую жидкость (Humors), – и есть то, в чем состоит великая Тайна Зрения.

 

Глава 11

1. О том, что ни Душа без Духов, ни Духи без присутствия Души в части Тела (Organ), не являются достаточными основаниями Ощущения (Sensation). 2. Краткое объяснение того, как осуществляется Ощущение. 3. Как [осуществляется] Воображение. 4. О Мышлении (Reason) и Памяти, и о том, имеют ли место в Мозгу какие-либо Маркеры. 5. О том, что Духи также являются непосредственным Инструментом Души в [структуре] Памяти; и как возникает Память 6. И как Забывчивость. 7. Как совершается Спонтанное Движение. 8. Как мы ходим, поем и играем, хотя и думаем о чем-то другом, 9. Хотя духи не одинаково хороши везде, тем не менее, Чувствительное (Sensiferous) Впечатление будет перемещаться к Общему Сенсориуму. 10. О том, что в Душе самой по себе есть Неоднородность, и о том, что мы называем в ней Основанием (Root), Центром и Оком, и что – Лучами и Ветвями. 11. О том, что рассудительное и приемлемое ее Распределение в Частях [тела] имеет место в Воспринимающем и Пластическом.

1. После того, как мы убедительно показали, что Душа не ограничена Общим Сенсориумом, но сущностно достигает всех органов Тела, будет легче определить Природу Ощущения (Sensation) и других Операций, о которых мы говорили. Ибо мы уже продемонстрировали эти две вещи, имеющие главное значение: Духи сами по себе недостаточны для этих Функций, как и Душа сама по себе без помощи Духов.
Это проявляется из прерывания или разъединения Духов с помощью Перетяжки (Ligature) или Перекрытия; отсюда [происходит] то, что Слепота иногда случается просто потому, что Зрительный Нерв заблокирован.

2. Поэтому я кратко завершу наш третий Запрос: я говорю в общем, что Ощущение совершается путем прибытия движения от Объекта к Органу, где оно принимается со всеми обстоятельствами, в которых мы воспринимаем его [объект], и передается в силу присутствия там Души, которой помогают ее непосредственный Инструмент, – Духи, в силу связности которых с теми [душами] в Общем Сенсориуме, Изображение или Отпечатление каждого Объекта исправно передается туда.

3. Что касается Воображения, то нет никаких сомнений в том, что эта Функция осуществляется главным образом в главном месте Души, в тех более чистых Животных Духах в четвертом Желудочке Мозга. Я говорю особенно о том Воображении, которое является наиболее свободным, – таком, которое мы применяем в Романтических Вымыслах, или таком, которое сопровождает более существенные Медитации и Исследования (Disquisitions) в Философии или любые другие Интеллектуальные предприятия. Ибо Пост, свежий Воздух, умеренность в Вине и все то, что имеет тенденцию к обильному поступлению и очищению Духов, делает наши мысли более свободными, изощренными и ясными.

4. Разум настолько переплетен с Воображением, что нам не нужно говорить о нем отдельно самом по себе. Память является Способностью, требующей более специфического рассмотрения; и если Ядро Мозга участвует в Функции какой-либо [действующей] силы разума (главным образом за счет сохранения Животных Духов), то это именно она [память]. Но что Мозг должен хранить отдельные изображения [вещей] (независимо от того, состоят ли они из Изгибов предполагаемого Волокна (Fibrillae) или из упорядоченной пунктуры Пор, или [находятся] в непрерывном модифицированном Движении соответствующих частей, одних в одном порядке, а других в другом) – это вещь, как я уже доказал, совершенно невозможная.

Если в нем есть какие-то Маркеры, это должно быть что-то вроде Стенографии (Brachygraphie): некие малые знаки, стоящие здесь и там для восстановления в Памяти последовательности вещей, которые могли бы заполнить, может быть, много листов бумаги, если написать их целиком. Как если бы человек должен завязать узелок на пальце друга, чтобы вспомнить дело, для представления исчерпывающих инструкций к которому, возможно, не хватило бы разговора длиною в день, чтобы предоставить ему полные инструкции. Из чего ясно, что Память находится в Душе, а не в Мозге. И если она образует такие Метки, о которых мы говорим, она не воспринимает их отлично от представления о тех вещах, о которых они [метки] должны ей напоминать, она должна осуществлять их не какой-либо Когнитивной силой, но с помощью некоего Аналога ее Пластической Способности формирования Тела, где она действует и не воспринимает это.

5. Но действует ли Душа на Мозг таким образом или нет, является Вопросом неоднозначной определенности, и не может быть подтверждено каким-либо известным мне экспериментом. И поэтому, если мы ограничимся возможностями Духов, о которых я так часто заявлял, что они являются непосредственными инструментами Души во всех ее операциях, такая Позиция будет более безупречной. Но, честно говоря, я не понимаю, как они и Душа вместе будут выполнять все Функции Памяти, которые мы осознаем в самих себе.

И поэтому я должен заключить, что Память состоит в том, что Душа владеет большей Готовностью (Promptitude) думать об этом или том вышеуказанном Воображаемом (Phantasm) вместе с такими обстоятельствами, которые были вызваны в ней каким-то событием. Такая Оперативность достигается либо частым представлением ей того же самого Фантазма, либо более ярким впечатлением от него – из-за новизны [какого-то] выдающегося свойства или способности раздражать, или какого-то подобного обстоятельства, которое сразу же пронзит Душу, [вызвав] необыкновенное возмущение, или, наконец, намеренным вниманием [с ее стороны], когда она очень тщательно и с определенной целью запечатлевает Идею настолько глубоко, насколько она может, в своем внутреннем Чувстве. Эта Готовность думать о такой Идее уменьшится со временем и будет настолько растрачена, что когда та же Идея снова будет представлена Душе, та не сможет сказать, что видела ее когда-либо раньше.

Но до того, как эта предрасположенность полностью исчезнет – в силу такой склонности возвращаться к тому же пониманию [образа] во всех деталях и со всеми подробностями – Соотносительное Восприятие (Relative Sense) того, что мы видели его раньше (которое мы называем Памятью), обязательно возникает на основании нового представления Объекта.

6. Но Забывчивость возникает либо из простого Устаревания размышлений о таком Объекте, либо о других, которые связаны с ним в такой последовательности, которая будет представлять его как прошлое и таким образом делать его надлежащим Объектом Памяти. Или [она возникает] оттого, что Духи, которые Душа использует во всех своих Функциях, не находятся в должном состоянии – что может возникнуть из-за чрезмерного Охлаждения или Водянистости в Голове. Ей одной [водянистости] Зеннерт[28] приписывает Забывчивость.

7. Последнее, что мы должны обсудить, это – Спонтанное Движение. То, что оно выполняется протяжением Духов от Места Общего Чувства до Мышц, которые являются главным Орудием Движения, не подлежит сомнению. То, как это происходит, отчасти мы чувствуем и видим: т. е., мы обнаруживаем в себе силу двигать по своему собственному пожеланию тот или иной орган с большой силой, и то, что набухает Мышца, которая выполняет эту работу, является явным признаком притока Духов, направленных туда или руководимых в этом лишь нашей Волей, – Вещи, достойные удивления и стоящие нашего самого серьезного размышления.

То, что эта направленность Движения совершается под давлением только нашей Воли и Воображения, мы знаем и чувствуем так непосредственно, что можем быть уверены в этом как ни в чем другом. То, что есть некая текучая и тонкая Материя, которую мы обычно называем Духами, направленными в Мышцу, которая движет Элементом [тела], – об этом нашему зрению сообщает то, что она вздувается, а также мы знаем по опыту, что умеренное использование Вина, которое быстро доставляет Духов, делает это движение более сильным.

Что же до способа [передачи движения], то неважно, будут или нет какие-то Клапаны в Нерве, общем для противоположных Мышц, равно как и в тех, которые являются собственными для каждой из них. Эта исключительная привилегия наших Душ, таким образом направляющих движение Материи, достаточно поразительна в той и другой Гипотезе. Но я смотрю на Волокнистые части Мышцы как на главный инструмент движения, который Душа, увлажняя их тонкой жидкостью Животных Духов, заставляет расширяться и сжиматься, как это происходит со струнами Лютни в дождливую погоду. И в этом главным образом состоит та замечательная сила наших Конечностей в Спонтанном движении. Но что касается тех воображаемых Клапанов, которые Опыт еще не обнаружил, и для которых еще нет достаточных Обоснований, – им придется подождать признания до тех пор, пока не представятся более убедительные доказательства. Ибо присутствия Животных Духов в этой Фиброзной плоти и начальствования Души над Движением достаточно, чтобы объяснить все Феномены такого рода. Ибо по Воле, предполагаемой в Общем Сенсориуме, та часть Души, которая находится в Мышцах, усилием, близким к тому, благодаря которому она создала Тело и его Органы, направляет Духов в такие Поры и части, как это наиболее соответствует для демонстрации использования этого превосходного Материала.

8. И посредством некоторой такой силы, как эта, мы так легко передвигаемся, хотя мы не думаем об этом, как и дышим, и поем, и играем на Лютне, хотя наши Умы заняты чем-то другим. Ибо Привычка – это вторая натура: и даже если бы Животные Духи, будучи чисто телесными, не смогли бы иметь никаких привычек, тем не менее Душа, даже в той ее части, которая не является Мыслящей, может [иметь привычки] и, следовательно, она может перемещать Тело, хотя Мышление прекращается; в том случае, когда части тела будут хорошо наполнены Духами, участие которых в естественных движениях Животных столь велико, что [даже когда] их Головы отделены, их Тело будет двигаться долгое время, как прежде. Как Халкидий повествует об Осах и Шершнях, которые будут летать и использовать свои крылья добрую часть часа после того, как они потеряли свои Головы. Это следует приписать тому, что в них по-прежнему находятся их Души, и целостность Животных Духов не улетучивается легко через их скорлупчатые Тела.

Ведь это всего лишь заурядная метафора – думать, что если Голова отделена, Душа должна тотчас вылететь, как Птица из Корзины, когда поднята Крышка. Ибо весь Мир так же заполнен Телом, как и то место, где она находится, и поскольку еще не утрачена эта Привязанность к Духам, для нее более важным делом является быть там, чем быть в каком-либо другом месте. Следовательно, это движение в Осе, столь совершенное и продолжительное, я считаю Жизненным, но [движение] в частях расчлененных существ, менее совершенное, как правило может быть Механическим.

9. Теперь мы рассмотрели Природу и Функции Души – насколько это требовалось для нашего плана – и ясно продемонстрировали, что она является Субстанцией, отличной от Тела, и что ее подлинная Сущность распространяется полностью по всем его Органам. А также и то, что общим инструментом всех ее Операций являются тонкие Духи, которые, хотя они не проявляются всюду в одинаковом количестве и одинаково явно, все же делают все Тело столь восприимчивым для отпечатлений Объектов на внешних Органах, что подобно Молнии те проходят в Общий Сенсориум. Ведь необязательно, чтобы Медиум был таким тонким и неуловимым, как Вещество, в котором начинается самое тонкое движение. Поэтому Свет проходит как через Воздух, так и через Воду, хотя одного Воздуха недостаточно для такого движения, как Свет, а Вода почти неспособна быть Местом его восходящего потока. Это может служить иллюстрацией прохождения Чувства из Мембран (или в каком другом месте, где Духи наиболее тонкие и текучие) через более плотные места Тела к самому Центру Восприятия.

10. Наконец, мы обнаружили некое подобие Неоднородности в Душе, и то, что она не имеет одинаковой силы везде. Ибо ее Центр Восприятия ограничен Четвертым Желудочком Мозга; и если Проводящие ощущения (Sensiferous) Движения, о которых мы говорим, не будут исправно проводиться в этом направлении, мы не получаем знания об Объекте. Таким образом, эту часть Души следует рассматривать как наиболее ценную, и т. к. она не является независимой Частью (Mass), как Материя, но одна вытекает из другой, то ту [часть,] которая является самой благородной, по всем основаниям следует признать причиной остальных. Поэтому (как Синезий[29] называет Бога, от которого все вещи зависят, ιζῶν ίζαν – корнем корней), я думаю, что эта Часть может быть названа Корнем Души.

Ее восприятие с нашей позиции будет казаться менее непривычным, если мы признаем, что [,исходя] из высшей Жизни, т. е. Божественной, следует, что нечто, не имеющее ни Жизни, ни Чувства вообще, есть именно неразумная Материя. Поэтому по очень хорошей Аналогии мы можем признать, что та благородная часть Души, в которой находится Восприятие, Чувство и Понимание, может источать такую Сущностную Эманацию из себя самой, которая целиком лишена Чувства и Восприятия, которую вы можете назвать, если хотите, Внешними ветвями Души, или Лучами Души, если вы называете ту, более превосходную и божественную, часть Центром; она вполне заслуживает также наименования Глáза Души, а все остальные ее части будут без нее лишь темнотой. В ней, подобно новоявленному Циклопу, сойдется Мир, в котором мы живем, чей единственный Глаз является значимым для всего, что созерцает свет.

11. Но оставим такие пустые Рассуждения, которые, скорее, радуют нашу фантазию, чем удовлетворяют нашим более педантичным требованиям (severer faculties); впредь мы ограничимся этими двумя небезызвестными и такими совершенно разными Аспектами (Powers), которые философы признают в Душе, а именно: Восприятием и Структурой, только для того, чтобы выразить, что более благородная часть ее [располагается] в Общем Сенсориуме, в Воспринимающем, а все остальное – Пластическая часть Души.

 

Глава 12

1. Ответ на Возражение, что наши Аргументы так же докажут Бессмертие Душ Животных, как [это было сделано в отношении душ] Людей. 2. Еще одно Возражение, подразумевающее Предсуществование Душ Животных, следовательно, наших [душ]. 3. Первый Ответ на Возражение. 4. Второй Ответ, состоящий из четырех частей. 5. Во-первых, гипотеза оПредсуществовании более приемлема для Разума, чем любая другая Гипотеза, 6. И не только это, но и то, что она сама по себе весьма состоятельна. 7. О том, что Мудрость и Благость Бога доказывают ее истинность, 8. Как и проявление Провидения в Мире. 9. Вторая часть второго Ответа, что Предсуществование Души поддерживалось всеми Философами всех Времен, которые считали ее Нетелесной. 10. О том, что Гимнософисты Египта, Индийские Брахманы, Персидские маги и все ученое Еврейство, придерживались этого Мнения. 11. Перечень отдельных известных личностей, которые полагали то же самое. 12. О том, что иАристотель был того же мнения. 13. Еще одно более четкое место у Аристотеля, касающееся этого предмета, с интерпретацией Зеннерта. 14. Ответ на недосказанность (evasion) этой Интерпретации. 15. Последнее и самое ясное место в сочинениях Аристотеля.

1. Раскрыв таким образом Природу Души и то, что она является Субстанцией, отличной от Тела, я был бы готов обсудить ее Разобщение сним [телом], если бы не считал себя обязанным сперва ответить на брошенное в нашу сторону ревнивое Возражение, посредством которого нас будто бы заставляют поверить, что Аргументы, которые мы использовали, – хотя они не более и не менее чем Демонстрации – являются просто софизмами потому, что некоторые из них, и притом не самые малозначимые, доказывают то, что абсурдно и ложно в высшей степени, а именно: что Души Животных также являются Субстанциями Нетелесными, отличными от Тела, откуда следует, что они Бессмертны. Но на это я уже ответил вПриложении к моему «Антидоту» (Глава 10) и, говоря коротко, сделал вывод, что они в сущности не более Бессмертны, чем тупая Материя, которая никогда не погибает, и что за пределами земного Тела они могут иметь не больше смысла, чем оно. Ибо все эти вещи [устроены] так, как это пожелал их первый Создатель.

2. На это они нескладно отвечают: «Если Души Животных существуют после смерти, и в таком случае они бесчувственны и недеятельны, это обязательно будет означать то, что они должны снова войти в Тела. Потому что очень нелепо думать, что эти Души, все еще имеющие Существование в мире и не нуждающиеся ни в чем, кроме приуготовленной Материи, чтобы вернуть им способность жить снова, должны всегда быть оставлены без [божественного] внимания и никогда не задействованы, но вместо них должны ежедневно создаваться новые: ибо эти бесчисленные Мириады душ были бы бесполезны в Универсуме при том, что число их увеличивалось бы до бесконечности. Но если они снова попадают в Тела, то очевидно, что они предсуществуют: а если Души Животных предсуществуют, то, конечно, Души Людей тоже [предсуществуют]. Это Мнение настолько дикое и экстравагантное, что гневного окрика и громкого смеха (Аргумент, который каждый Дурак может использовать) достаточно, чтобы заставить его замолчать и лишить его какой-либо поддержки. Ни у одного мудреца не может быть такого причудливого мнения, как уверенность в этом, которую каждый Идиот может опровергнуть, обратившись только к своей Памяти. Ибо он уверен, что если бы он существовал ранее [своей нынешней жизни], он мог бы вспомнить что-то из той прошлой жизни. Кроме того, непостижимы Исхождения и Вхождения этих предсуществующих Душ в Материю, которую они должны привести в движение.

3. На этот вопрос можно ответить две вещи. Во-первых, хотя действительно нельзя отрицать, что признание Предсуществования Душ Животных является также очень справедливым введением к вере в Предсуществование Душ Людей, однако последующее [утверждение] не является абсолютно необходимым, и одно может быть без другого.

4. Во-вторых, если это следствие принять как обязательное, то отсюда ни одна Несообразность не может быть обнаружена в Рассуждении, если отбросить предрассудки Образования и слепую убежденность безучастных Способностей, которые не имеют здесь права голоса. Говоря более определенно, я скажу, что это следствие Предсуществования наших Душ более приемлемо для Разума, чем любая другая Гипотеза, какая бы она ни была; [оно] было принято наиболее учеными Философами всех времен, из которых мало кто полагал Душу человека Бессмертной только на основании света Природы и Разума, не отстаивая также ее Предсуществование. Что Память [о предсуществовании] не годится быть Судьей, к которому следует апеллировать в этом Споре. И, наконец, что Традукция [душ] и Креация [душ] столь же многосложны и непостижимы, как это противоположное Мнение.

5. Я обосную все эти четыре части моего Ответа по порядку. Справедливость первой мы поймем, если мы сравним ее с теми Мнениями, которые соперничают с ней, из которых заслуживающими внимания являются всего лишь два. Одно [мнение] – это мнение тех, кто заявляет, что Душа является ex traduce[30] (внесенной); другое – мнение тех, кто заявляет, что она [душа] создается непосредственно всякий раз. Первое Мнение является явным противоречием Понятию Души, которая является Духом, и, следовательно, имеет Неделимую (Indivisible), т. е. Неразрывную (Indiscerpible) Сущность. Второе Мнение подразумевает и Пренебрежение (Indignity) к Величию Бога (в принятии Его как главного участника и действующей силы (actor) – в самом высоком, свободном и наиболее личном значении, в котором можно представить Божество действующим, – в тех отвратительных преступлениях Блудодеяний, Прелюбодеяния, Инцеста, даже самой Содомии, снабжая эти грязные соития новыми созданными с этой целью Душами), а также [подразумевает] нанесение ущерба самим Душам, потому что они, будучи некогда созданными непосредственно рукой Бога, и поэтому чистыми, невинными и непорочными, должны быть заключены в нечистые, нездоровые и расстроенные Тела, в которых многие из них, по всей видимости, оказались в столь необратимом подчинении и [находятся] в такой крайней неспособности сблизиться с тем, что хорошо и добродетельно, что они обязаны быть осуждены к той последней гибели, которая ожидает всех тех, кто забывает Бога. По причине такой непригодности этих двух мнений что же нам еще остается из вероятного, как не Предсуществование Души?

6. Но я не буду настаивать на Целесообразности этого Мнения на основании только одного его сравнения с другими, но также [буду основываться] на стройности (concinnity), которую можно найти в нем самом. Ибо, во всяком случае, не больше удивительного [в том], что каждая партикулярная человеческая Душа, которая живет сейчас на Земле, должна существовать a mundo condito[31], чем в том, что должна быть конкретная Материя их Тел (она [душа], возможно, претерпела многие Миллионы Изменений и Модификаций прежде, чем приняла такую структуру, чтобы [можно было] заполнить все Тело любого индивидуума в мире, бывала в местах невообразимо далеких, прошла, возможно, через треугольные проходы (triangular passages) многочисленных Вихрей, сколько мы видим Звезд в ясную морозную ночь, и однажды просияла так же ярко, как Солнце (как, согласно гипотезе Декарта, должна была бы сиять вся Земля), настолько, что мы едим, пьем и одеваемся тем, что когда-то было чистым Светом и Пламенем). Так что de facto они [души] имеют один возраст с Созданием Мира, на что, в полном соответствии с признанием наших противников, в известной степени указывает несомненная определенность Предсуществования Душ Животных.

7. Но это еще не все. И Атрибуты Бога, и Лицо вещей в мире, из числа которых не следует исключать его Провидение, являются очень сильными Демонстрациями для непредвзятого Разума. Во-первых, если это хорошо для человеческих Душ – вообще быть, то чем скорее они возникнут, тем лучше. Но мы абсолютно уверены, что Мудрость и Благость Бога сделают то, что лучше, и поэтому, если они могут наслаждаться до того, как они войдут в эти Земные Тела (а для них лучше наслаждаться, чем не делать этого), они должны сделать это до того, как они войдут в эти Тела, т. е. они должны быть в состоянии наслаждаться без них в течение длительного периода времени прежде, чем они появятся здесь в Веке этого Мира. Так как ничто не препятствует тому, что они могут жить до того, как войдут в Тело, как и [тому, что] могут и после того, как выйдут из него. Последнее признается даже теми, кто отрицает Предсуществование.

Поэтому Предсуществование Душ является необходимым результатом Мудрости и Благости Бога, который не в меньшей степени способен сделать наилучшее, чем [он способен] понять это [что́ есть наилучшее]. Ибо в противном случае его Мудрость превзошла бы его Благоволение; мало того, было бы меньше оснований очаровываться Его Благостью, чем Щедростью очень милосердного и доброго человека, который – мы можем быть уверены – не упустит возможности творить добро, если это находится в его власти, особенно когда это не причинит ему вреда или неприятностей: обе эти преграды несовместимы с Божественностью.

8. Опять же, проявление Провидения в Мире, кажется, очень согласуется с этим Мнением – поскольку нельзя дать какого-либо такого же естественного и легкого объяснения тех вещей, которые кажутся самыми трудными в человеческих делах, как [объяснение] из той Гипотезы, что их Души когда-то существовали в каком-то другом состоянии: там, где, согласно определенным образам действий и порядку, они лишились благосклонности своего Создателя. И таким образом, согласно той справедливой Немезиде, которую Он вплел в устройство Универсума и в их собственную природу, они подвергаются определенным злоключениям и трудностям жребия, и горестным мытарствам Судьбы: [таким,] как наложенные [на них] наказания, или болезни, обусловленные различными ошибками их Отступничества. Этим ключом можно открыть не только непроницаемую тайну почти непобедимого отвращения отдельных людей от любой Религии и от Добродетели, [открыть загадку] их глупости и тупоумия, и даже непреодолимой неповоротливости в этих вещах от самого их младенчества, и их безнадежной склонности ко всякому Пороку, но также и [склонности] к той убогой безысходности и животному Варварству, под гнетом которого находились все Народы на протяжении многих Веков, а многие все еще находятся по сей день. Эта безрадостная Картина вещей волей-неволей чрезвычайно затемняет и затуманивает пути Божественного Провидения и делает их совершенно непостижимыми, если только не будет допущен свет [, исходящий] от нынешней Гипотезы, о которой мы говорим. Таким образом, очевидно, что можно обнаружить очень весомые Причины, чтобы сделать вывод о Предсуществовании Душ. И, следовательно, т. к. это Мнение является столь очевидным, [если исходить] из этой Способности, и нет другого, которое могло бы его опровергнуть (поскольку аргумент Памяти в этом случае неполноценен, что я докажу в скором времени), мы, в соответствии со Светом Природы, несомненно, пришли к выводу, что Души Людей предсуществуют, согласно Аксиоме 5.

9. И поскольку эта Гипотеза Рациональна сама по себе, она также заслужила одобрение всех Философов всех рангов, которые полагали Душу Человека Нетелесной и Бессмертной. И поэтому я совершенно не беспокоюсь о том, что утверждали в отношении этого вопроса Эпикурейцы или Стоики: это – полемика только между теми, кто согласен с Истиной, что Душа является Субстанцией Нематериальной. И те из Философов, кто придерживался этого [данной истины], единодушно согласны, что она [человеческая душа] обладает предсуществаванием. Это настолько просто, что достаточно только поставить этот вопрос. Каждый, кто начнет поиск [ответа на него], удовлетворится его Истиной. Я хотел бы добавить для лучшего понимания дела лишь несколько примеров к этому в знак Истинности моего общего Вывода. Итак, давайте бросим Взгляд на любой приглянувшийся нам уголок Мира, который прославился Мудростью и Книжной культурой, – и мудрейшие из живущих там Народов окажутся Сторонниками этого Мнения.

10. В Египте, этой древней Колыбели всех скрытых Знаний, данное Мнение было популярным среди мудрецов – весомым свидетельством этого служат фрагменты [под именем] Трисмегиста. Ведь, хотя в отдельных частях этой Книги можно заподозрить некоторую подтасовку и искажение в передаче интересов Христианства, тем не менее Мнение о Предсуществовании Души (которым Христианство не интересовалось само по себе) на основании Свидетельства этих Писаний можно оценить не иначе, как [собственное] Порождение Мудрости этого Народа. Этого Мнения придерживались не только Гимнософисты и другие мудрецы Египта, но и Брахманы Индии, и Маги Вавилона и Персии, как можно легко увидеть на примере тех Оракулов, которые называются либо Магическими, либо Халдейскими, на которые дали комментарий Плефон[32] и Пселл. К ним можно добавить тайную Философию Иудеев, которую они называют Каббалой, значительная часть которой отведена Предсуществованию Душ, в чем признаются все ученые Иудеи. И насколько естественно применима эта Теория к трем первым таинственным главам Книги [Бытия], я надеюсь, не без некоторого успеха, попытался показать в моей «Conjectura Cabbalistica»[33].

11. И если мне следует рассмотреть отдельно представителей этого Мнения, то они поистине таковы и обладают такой блестящей репутацией благодаря глубине Понимания и тайного Знания, что их свидетельства сами по себе могут показаться достаточными, чтобы склонить любого обычного благонравного человека к согласию с их доктриной. И во-первых, если доверять Каббале Иудеев, мы должны приписать ее Моисею, безусловно, величайшему Философу, который когда-либо был в мире; к нему можно добавить Зороастра[34], Пифагора, Эпихарма, Эмпедокла, Кебета[35], Еврипида, Платона, Евклида, Филона, Вергилия, Марка Цицерона, Плотина, Ямвлиха, Прокла, Боэция, Пселла и нескольких других, перечислять которых было бы слишком долго. И если бы было уместно добавить Отцов[36] к Философам, мы могли бы включить в тот же список Синезия и Оригена, последний из которых, несомненно, был величайшим Светочем и Оплотом, который имело древнее Христианство; и он был вовсе не так легкомыслен и тщеславен, чтобы придерживаться Мнения, которым так широко пренебрегают и которое так презирают другие люди, если только оно не имело какого-то очень важного значения; и то же самое можно сказать о других, которые были Христианами, таких как Боэций, Пселл и поздний ученый муж Марсилио Фичино. Но я еще не закончил свой Перечень: замечательный врач Иоанн Фернелиус[37] также придерживается этого убеждения и не ограничивается только собой, но открывает, что два великих Мастера Медицины, Гиппократ и Гален, считают так же, – как вы можете увидеть в его «De abditis rerum causis»[38]. Также Кардан, этот известный Философ своего века, решительно заключает, как то, что Рациональная Душа является Сущностью, отдельной от Души Мира, так и то, что она предсуществует до того, как попадает в Тело. И, наконец, Помпонаций, совсем не сторонник [идеи] Бессмертия Душ, тем не менее не может не признать, что самый надежный способ поддержать [эту идею] – это также признать Предсуществование души.

12. И дабы не было ни в чем недостатка, чтобы показать легкомыслие этой части Возражения, нам следует также продемонстрировать, что Аристотель, которому посчастливилось быть признанным больше, чем большинству Авторов, был того же мнения. В своем Трактате «О душе» (глава 3, кн. 1) он говорит как о необходимой характеристике Тела то, что Душа должна приводить его в движение, и, упрекая тех, кто не учитывает это соображение, говорит, что они столь же небрежны в этом Вопросе, как если бы было возможно что, согласно мифам Пифагорейцев, Любая Душа может войти в любое Тело. Когда каждое животное имеет как свой собственный облик (species), так и свою присущую форму. Но те, кто определяет иначе «παραπλήσιον λέγουσι, – сказано у него, – ὥσπερ εἴτις φαιίη τὴν τεκτονικὴν εἰς αὐλὐς ἐνδύεσθαι δεῖ γὰρ τέχνην χρῆσθαι τοῖς ὀργάνοις. τὴν δὲ ψυχὴν τῶι σώματι»[39], т. е. они говорят так, как если бы кто утверждал, что искусство Плотника действительно входит во Флейту или Трубу, а ведь каждое Искусство должно использовать свои собственные Инструменты, а каждая Душа – свое собственное Тело. Здесь (как заметил и Кардан) Аристотель находит ошибку не в том, что Души выходят из одного Тела в другое (что подразумевает их Предсуществование), но в том, что Душа Животного должна войти в Тело Человека, а Душа Человека – в Тело Зверя; Абсурдность этого мнения Аристотель справедливо отвергает, а другое Мнение он, видимо, молчаливо допускает.

13. Кое-что более ясное он говорит в своем сочинении «О возникновении Животных»[40]: «Растения и живые Твари, – говорит он, – рождаются в Земле и вследствие ее влаги, потому что в Земле есть влага, и во влаге – Дух, и во всей Вселенной – Животное тепло или [сухое] тепло (heat) настолько, что в некотором смысле все места полны Душ, ὥστε τρόπον τινὰ πάντα ψυχὴς εῖναι πλήρη, Adeò ut modo quodam omnia sint Animarum plena – так что некоторым образом все является наполненным душами[41], как интерпретирует Зеннерт это место: Аристотель понимает под [словом] ψυχή то же, что он далее [понимает под словами] ψυχικὴ ἀρχή (духовное начало), это Первоначало мы называем Душой; в соответствии с его происхождением, – утверждает он, – Животные бывают более или менее благородными. Это утверждение охватывает, следовательно, Человеческие Души так же, как и [души] Животных.

14. Нельзя и исключать этот текст по причине того, что он так оскорбителен для Аристотеля, т. к. заставляет его утверждать, что в мире лишь одна Душа, – [на том основании, что] он использует единственное число (ψυχῆς), а не множественное (ψυχῶν). Ибо текст допускает как изложение Зеннерта, так и этот другой вариант, который следует более обоснованно приписать ему [Аристотелю]. Далее, если он имел в виду, что есть только Одна Душа в Мире, которая проходит через все вещи и делает Вселенную одним великим Живым существом (Animal), как сказали бы Стоики, ему не нужно говорить, что все места в известном отношении полны Души, но [следовало сказать] абсолютно полны ею, как наше Тело полностью приводится в движение Душою в нем. Ипоэтому Смысл [этого отрывка] должен быть в том, что все места действительно до определенной степени полны Душ. [Этот смысл должен быть] не в том, что у них есть возможность приводить в действие Материю и показать свое присутствие там с помощью витальных операций, но [в том] находятся ли они там [как бы в состоянии] сна по отношению к любой видимой энергии, пока приуготовленная Материя не привлечет их к более ощутимым действиям.

15. Мы добавим третье место, еще более ясное (кн. 2, гл. 3.), где он приступает к этому самому вопросу о Предсуществовании Душ, главным образом Чувствительных и Рациональных, – περὶ αἰσθητικῆς ψυχῆς καὶ περὶ νοητικῆς, – предсуществуют ли (προϋπάρχειν) оба вида до того, как они входят в Тело или только Рациональные; и он заключает следующее: Λεὶπεται δὲ τὸν νοῦν μόνον θύραθεν ἐπεισιέναι καὶ θεῖον εἶναι μόνον οὐδεν γὰρ αὐτοῦ τῆ ἐνεργείαι κοινωνεῖ σωματικὴ ἐνέργεια, т. е. остается, что только рациональная или интеллектуальная Душа входит извне, как единственная, обладающая от природы чистой божественностью, с действиями которой действия грубого Тела не имеют связи[42]. Относительно этого вопроса он делает выводы вполне типичные для Правоверного Последователя своего блестящего Наставника Платона, и чем ближе он придерживается его учения, тем меньше отходит от истины. Ибо в этом самом месте он открыто утверждает – в чем многие не сочли бы его столь отчетливо виновным, – что Душа человека Бессмертна и может выполнять свои собственные Функции без помощи этого Земного Тела.

И, таким образом, я думаю, выполнил две первые части моего ответа на предложенное Возражение и ясно доказал, во-первых, что Предсуществование Души – это мнение, которое и само по себе является самым рациональным, [из тех,] что могут быть отстаиваемы, и оно имело поддержку прославленных Философов во все Времена Мира, и во-вторых, что [происходящее из] наших аргументов в пользу бессмертия Души не обнаруживает в них какой-либо несостоятельности.

 

Глава 13

1. Третья часть второго Ответа: Забвение предыдущего состояния не является веским аргументом против Предсуществования Душ. 2. Каковы основные причины Забвения. 3. О том, что они все действуют сообща, и это совершенно уничтожает память о другом состоянии. 4. О том, что несчастные случаи и Болезни полностью отняли [у человека] Память о вещах здесь, в этой жизни. 5. О том, что для Души является невозможным вспомнить свое прежнее состояние без Чуда. 6. Четвертая часть второго Ответа: вхождение Предсуществовавшей Души в Тело так же умопостигаемо, как и Творение или Традукция.

1. Что касается двух последних Трудностей, связанных с Памятью Души о ее предыдущем состоянии и способом ее вхождения в Тело, то я надеюсь, что я с такой же легкостью объяснюсь и здесь, особенно в первом [случае]. Ибо если мы подумаем о том, какие вещи напрочь отнимают, или чрезвычайно сокращают нашу Память в этой жизни, мы найдем, что место встречи всех этих вещей (concurse) ограничено нашим падением в это Земное Тело (в большей степени или по более сильным причинам, чем те, скоторыми мы сможем встретиться здесь). Ни одна из них [причин] не настолько Сильна, чтобы вытеснить нас из него [тела].

2. Отнимает нашу Память здесь главным образом вот что: это либо отсутствие возможности вспомнить о чем-то, как это происходит со многими [людьми], когда они просыпаются с уверенностью, что спали без снов целую ночь, и тем не менее перед тем, как снова отойти ко сну, они восстанавливают всю последовательность образов, бывших в их последнем сновидении, благодаря какому-то происшествию в течение дня, без которого для них было невозможно воскресить в памяти свой Сон. Или же, во-вторых, это – Отсутствие привычки думать о предмете; в результате чего получается, что мы, став взрослыми, не в состоянии опознать, как наши [собственные мысли], то, над чем мы усердно размышляли, трудились и что собственноручно записывали, когда учились в школе, не увидь мы свои имена, написанные под этим Упражнением. Или, наконец, это – некоторое значительное изменение в структуре и характере нашего Тела, будь то в результате какого-то внешнего несчастного случая или в результате какого-то жестокого Заболевания, или же в результате старости, которая сама по себе является болезнью. Все это часто чрезвычайно ухудшает, если не полностью отнимает Память, хотя Душа все еще находится в том же Теле.

3. Теперь, все эти Основания Забывчивости, а именно: [отсутствие] потребности в чем-то, что будет напоминать нам, Старение мышления и Экстраординарное изменение в Теле, с большей очевидностью могут быть обнаружены в Падении Души в эти Земные тюрьмы[43], что может случиться с ней в любое время ее пребывания там. Потому что, по всей вероятности, разница между той Картиной вещей, которую Душа видит [находясь] снаружи Тела и [тем, что она видит, находясь] внутри него, [эта разница] больше, чем [разница] между тем, что она видит во сне и при пробуждении. И бесконечная череда событий этой нынешней жизни способствует долгой Невостребованности размышлений о предыдущей жизни. Кроме того, их [душ] Нисхождение сюда, по всей вероятности, редко выпадает на их долю, но в своем состоянии Молчания и Бездействия мириады Душ могут находиться в течение многих Веков, как утверждают сторонники (maintainers) этого Мнения, по причине бесчисленного истечения сроков Надземных периодов жизни и более узких Законов приуготовления Земной Материи. И, наконец, ее [души] вхождение в это Земное Тело является весьма серьезным и неблагоприятным изменением, поскольку полное повреждение Памяти о вещах, к которым она [душа] была приобщена ранее, а затем любой Несчастный случай или Болезнь может быть причиной забвения того, что знала она в этой жизни.

4. И, кроме того, [случаи,] когда Болезни и Повреждения даже полностью удалили всю память, обширно засвидетельствованы в истории. Так, Мессала Корвин[44] забыл свое имя, некто [другой] после удара камнем забыл все свои знания; другой, упав с Лошади, – имя своей Матери и родных. Юный Студент из Монпелье из-за ранения потерял Память так, что он был вынужден снова обучаться буквам Алфавита. Похожий случай произошел с Францисканским монахом после Лихорадки. И Фукидид пишет о тех, кто после выздоровления от великой Афинской Чумы не только забыл имена и лица своих друзей, но [потерял память] и о себе самих, не зная, кто они, и какими именами их называли, как Поэт Лукреций горестно излагает в своем описании пожирающей Чумы, опираясь на вышеименованного Историка.

«А на иных находило к тому же такое забвенье
Прошлых событий, что сами себя узнавать не умели»[45].

5. В связи с чем без чуда невозможно, чтобы Душа помнила какое-либо конкретное обстоятельство своего предыдущего состояния, хотя она действительно предсуществовала и обладала способностью действовать до того, как попала в это [нынешнее] Тело (как Аристотель открыто признает это), – поскольку изменения, происходящие в ней при попадании в тело гораздо больше тех, что могут произойти когда-либо, пока она остается в нем. В этом мы, возможно, будем еще более уверены после того, как рассмотрим обстоятельства ее нисхождения, что является последней Трудностью, на которую нужно возразить.

6. Я мог бы легко уклониться от этого конфликта, лишь ссылаясь на то, что Вхождение Души в Тело, предполагающее ее Предсуществование, столь же умопостигаемо, как и в двух других способах воплощения, Креации и Традукции. Ибо ни один человек не знает, как эта вновь созданная Душа вселяется Богом, равно как и, если она передается от Родителей, обе их Души вносят свой вклад в создание новой. Если часть Мужской Души решила бы присоединить свое семя в матрицу женщины, а часть Женской Души – объединиться с этой частью мужской души, то, помимо того, что решение этих частей их душ сделало бы [новую] Душу [потенциально] Разделенной сущностью, непонятно, как эти две части должны составлять одну Душу для Младенца – вещь, смешная на первый взгляд. Но если ни та, ни другая Душа ничего не решают [сделать], и тем не менее Душа Родителя будет причиной Души Ребенка, это является идеальным актом Креации – то, что все здравые люди считают несовместимым с любым отдельным Творением (Creature). Поэтому совершенно непостижимо, как любая Душа должна пройти от Родителей в Тело семени Плода, чтобы активировать и одушевить (inform) его: этого может быть достаточно, чтобы заткнуть рот Оппозиционеру, который использует в качестве довода столь многозначительные туманные высказывания относительно вхождения Предсуществующих Душ в их Тела.

 

Глава 14

1. Понимание отличия Носителей и Соединения душ с ними, необходимое для понимания того, как она [душа] входит в это Земное Тело. 2. О том, что хотя наименование Носитель отсутствует у Аристотеля, само явление все же присутствует у него по существу. 3. Прояснение Аристотелевского понятия о Носителе из Философии Декарта. 4. Полное истолкование его Текста. 5. О том, что Аристотель дает только два Носителя, Земной и Эфирный, что более чем достаточно, чтобы доказать Забвение Душой ее предыдущего состояния. 6. О том, что обычным Носителем Души после смерти является Воздух. 7. Продолжительность [пребывания] Души в ее нескольких Носителях. 8. О том, что Соединение [Union] Души с ее Носителем состоит не в Механическом Соответствии (Congruity), а вВитальном. 9. В чем состоит Витальная конгруэнция[46] Материи. 10. В чем состоит Витальная конгруэнция Души, и как при ее изменении Душа может быть освобождена от своего воздушного Носителя без опасного последствия (precipitation) для нее. 11. О способе нисхождения (descent) Душ в Земные Тела. 12. О том, что в Предсуществовании Душ так мало Несообразности (Absurdity), что допущение [этой несообразности] может явить лишь самое малое ограничение наших Демонстраций ее [души] Бессмертия.

1. Но свое время я потрачу лучше на то, чтобы прояснить Мнение, которое я здесь отстаиваю, чем на трудность понимания того, что само по себе столь сложно, что никто, основательно разбирающий природу Души, не мог даже допустить его возможность. По этой причине для лучшего понимания того, как Предсуществующая Душа может войти в Земное Тело, нужно исследовать две вещи: различие Носителей Душ и причину их соединения с ними. Платоники, в основном, принимают ко вниманию Три вида Носителей: Эфирные (Ethereal), Воздушные (Areal) и Земные (Terrestrial), в каждом из которых может быть несколько степеней чистоты и примесей, которые не обязательно должны быть новыми Видами (Species).

2. Это понятие Носителей, хотя оно и излагается по большей части в Школе Платона, не совсем игнорируется Аристотелем, как это видно из его «Истории животных», где он, хотя не использует Наименование, тем не менее ясно признает Существо дела само по себе. Ибо он прямо утверждает, что каждая Душа пользуется (partakes) Телом, отличающимся от органического земного Тела, и [таким, которое обладает] более божественной природой, чем так называемые Элементы[47]; и что, как одна Душа более благородна, чем другая, таково и отличие этого божественного Тела, которое при этом является для него [органического тела] не чем иным, как теплотой или горячностью в семени, τὸ ὲν τῶι σπέρματι ἐνυπάρχον τὸ καλούμενον θὲρμον[48], которое не есть огонь, а Дух, содержащийся в пенящемся семени (spumeous seed) – и в этом Духе природа аналогична элементу Звезд.

3. Об этом [духе] ни сам Аристотель, ни кто-либо другой не мог иметь столь определенного представления, как те, кто понимает первый и второй Элементы Декарта, которые являются самым тонким и активным Телом из тех, что в мире, и они той же самой природы, что и Небо, и Звезды, т. е. являются самим Телом Света (главным образом это следует относить к первому Элементу), хотя настолько смешаны с другой Материей здесь внизу, что они не светятся, но являются Основой всего того естественного тепла во всех порождениях и непосредственным инструментом Души, когда она организовала произвольную Материю в облик или форму Животного, как я также упоминал в другом месте, когда я доказал, что Духи являются непосредственным инструментом Души во всех Витальных и Животных функциях. В этих Духах по необходимости содержится та Небесная Субстанция, которая удерживает их от отвердевания, как и все другие жидкие тела, и должна быть в их Порах, поскольку во всей полноте Природы нет Вакуума.

4. Таким образом, полный и ясный смысл текста Аристотеля должен заключаться в том, что в изливаемой пенящейся и водянистой или землистой влаге семени содержится Тело более духовной или воздушной консистенции, и под этой воздушной или духовной консистенцией понимается φύσις ἀνάλογος οὖσα τῶι ἄστρων στοιχείων – природа, которая аналогична или подобна Элементу звезд, а именно: сама по себе эфирна и прозрачна.

5. И именно об этом Носителе Аристотель, по-видимому, утверждает, что Душа действует в нем, отдельно от Тела, как будто она когда-либо была то ли в этом Земном Теле, то ли в своем Эфирном. Если бы это было истиной, то такое огромное изменение должно стереть всю Память о ее прежнем состоянии, [в тот момент,] когда она однажды погрузилась в эту земную тюрьму. Но мне кажется, что это не столь вероятно, что Природа допускает такой великий Разрыв, да и нет необходимости предполагать это для данной цели. Падение Души из ее Воздушного Носителя в земное Тело и осквернение влагой первых зачатков (rudiments) жизни является достаточным, чтобы внушить ей вечное забвение относительно того, что случилось с ней в том другом состоянии, не говоря уже о ее долгом состоянии Молчания и Бездействия, прежде чем придет ее очередь возродиться в земном теле.

6. Поэтому, не углубляясь более в упорядоченные догадки Платоников, я осмелюсь утверждать, что Душа может жить и действовать в Воздушном Носителе, а также в Эфирном, и что там очень немногие [души] достигают такого высокого Блаженства, как обретение Небесного Носителя сразу же после того, как они покидают Земной: эта Небесная Колесница[49] неизбежно везет нас торжественно к величайшему Блаженству, на какое только способна Душа человека, и которое было бы достижимо для всех людей без различия, хороших или плохих, если бы отчуждение от этого Земного Тела вдруг вознесло бы нас на Небеса. Поэтому по справедливому возмездию души Людей, которые не слишком Героически добродетельны, окажутся удерживаемыми в пространстве этого туманного Воздуха, как это предполагает сам Здравый смысл и как единодушно определили Платоники.

7. Мы по всей форме (competently) описали различия между этими Тремя видами Носителей, согласно их чистоте и плотности. Платоники добавляют к этому разницу в продолжительности, делая некоторые из них [носителей] такого рода, что они поддерживают Душу более длительное время, а другие – более короткое, короче всего время Земного Носителя. В Воздушном Душа может обитать, как они определяют, много Веков, а в Эфирном – вечно.

8. Но это мало дает для прояснения способа их падения εἰς γένεσιν – в воплощение, которое нельзя лучше понять, чем рассматривая их совершившийся Союз с Телом, или вообще Телом любого рода, где Душа удерживается в плену и не может освободиться сама по себе в силу свободного суверенитета собственного Воображения и Воли. Ибо что может быть причиной этой спаянности (cohesion), когда сама сущность Души так легко проникает в Материю, и размеры всей Материи [для души] одинаково проницаемы везде? Ибо поскольку в сосуде, наполненном Cвинцом, будет не больше Тела или Материи, чем когда он наполнен Водой, равно как и в заполненном Водой – не больше, чем когда он полон Воздухом, или каким-либо другим неуловимым Телом, какое можно вообразить во Вселенной, очевидно, что Объем Материи (Crassities of Matter) везде одинаков, равно как и проницаем и проходим для Души. И поэтому непонятно, как ее Союз с любым из этих объектов может быть таким, что у нее не будет возможности свободно скользить из одной его части в другую по своему усмотрению.

Таким образом, очевидно, что Союз Души с Материей не возникает таким грубым Механическим способом, как когда два Тела вклеиваются друг в друга по причине какой-либо вязкости и липкости или прямого сочленения частей, но [происходит это] из-за соответствия другого рода, для которого я не могу придумать более удачного названия, чем Витальное. Это Витальное Соответствие (Vital Congruity) находится главным образом в Душе самой по себе, т. к. она есть самое превосходное Начало Жизни, но также [оно есть] и в Материи, и есть не что иное, как такая ее модификация, которая соответствует Пластической части Души и побуждает эту Способность действовать.

9. Не то чтобы существует какая-либо Жизнь в Материи, с которой это [свойство] в Душе должно быть в симпатической связи и объединяться, но оно [как часть материи] называется Витальным, потому что делает Материю конгруэнтным Субъектом для того, чтобы Душа [могла] поселиться в ней и осуществлять функции жизни. Ибо то, что не имеет жизни в самом себе, может соединиться с тем, что жизнью обладает. Как говорят, у некоторых людей «сводит скулы» или «звенит в ушах», когда они предвкушают удовольствие от хорошей Музыки или изысканных Яств. Но не от того, что они едят наяву, не от того, что рождает Музыку, не от Инструмента, не от Воздуха, который передает звук. Ведь во всем этом нет ничего, кроме Материи и телесного движения, тем не менее это влияет на наши жизненные функции. Теперь, когда мы видим, что Воспринимающая часть Души, так существенно затронута тем, в чем нет жизни, будет допустимо, что с ее Пластической частью может происходить то же самое, что может быть Гармония между Материей так-то и так-то видоизмененной и той Силой, которую мы называем Пластической, которая абсолютно лишена всякого Восприятия. И только в этом состоит то, что мы называем Жизненной Конгруэнцией (Соответствием) в приуготовленной Материи, которой предстоит быть организованной либо которая уже сформирована в совершенную форму Животного.

10. И эта Витальная Конгруэнция, которая находится в Душе, я имею в виду – в ее Пластической части, аналогична тому Удовольствию, которое воспринимается Чувством, или, скорее, [аналогична] той способности воспринимать его [удовольствие], когда Чувство под воздействием соответствующих движений извне или в самом Теле весьма удовлетворено, и это вне зависимости от того, хочет [того] разум или нет. Ибо есть некоторые Прикосновения, которые будут казаться приятными в их Восприятии независимо от того, будем ли мы их считать таковыми или нет. Чем это является для Воспринимающей части Души, тем та другая Конгруэнтность Материи является для Пластической [части Души]. И поэтому то, что связывает Душу и ту или другую Материю вместе, является неотразимым и неощутимым удовольствием, если можно так это назвать, вытекающим из соответствия (congruity) Материи Пластической способности Души. Поскольку это Соответствие не прекращается ни в Материи, ни в Душе, то Союз неизбежен, по крайней мере, так же, как необходимо продолжать есть и пить, пока продолжаются Голод и Жажда, а Еда и Питье оказываются полезными. Но либо насыщенность в Желудке, либо некий дурной вкус в Пище могут нарушить конгруэнцию с той или иной стороны, и тогда действие прекратится вместе с ощущением удовольствия от него. И по этой же причине можно предполагать, что Душа покинет свой воздушный Носитель в течение определенного периода Поколений, как, по мнению Платоников, она и поступает – без какого-либо насильственного низвержения себя из него.

11. Какие нити или соединительные струны (cords) связывают Душу с Телом или с каким бы ни было еще Носителем, я проговорил так ясно, как только мог. Из чего будет легко понять способ ее нисхождения. Ибо несомненно, что те же соединительные струны или нити, что связывают ее там, могут ее туда притянуть. Где будет труп, там соберутся Орлы[50]. Не то чтобы ей нужно использовать свою Воспринимающую способность в своем нисхождении [в тело], как Ястребы и Коршуны по виду или запаху летят прямо к приманке или добыче, но поскольку она находится в пределах Среды (Атмосферы, как я могу это назвать) Порождения, и таким образом Пластической силы достигают и с ней соприкасаются некие невидимые испарения (так и с Хищными птицами: они чуют [запах] своей пищи на расстоянии), [поэтому] она может быть неотвратимо перенесена – и все Восприятия в ней прекратятся [при этом] – к той Материи, которая является столь подходящим вместилищем для нее, чтобы она могла использовать свою способность к формированию [живых существ]. Для этой Магической сферы, как я ее называю, которая обладает силой вызывать вниз Души в земные Тела, чем ближе Центр, тем сильнее энергия притяжения (virtue), и поэтому Душа никогда не остановится, пока она не погрузится в саму Материю, которая послала эти лучи или невидимое испарение (subtile reek), чтобы привлечь ее. Отсюда легко понять, что Души Животных тоже, хотя они и не могут применить свою Перцептивную способность вне Земного тела, все-таки могут безошибочно найти путь обратно в мир, так часто, как Материя готова к порождению. И это одна из Гипотез, и наиболее постижимая для тех, кто так доволен мнением о тех больших Сферах, под которыми они понимают распыление Атомов.

Есть еще одна [сфера], которая [представляет] Силу и Деятельность Духа Природы или Низшей Души Мира, которая подходит [в качестве] Агента для передачи партикулярных Душ так же, как [она подходит] для того, чтобы перемещать части Материи. Но об этом позже.

12. Того, что было сказано, достаточно в настоящее время, чтобы проиллюстрировать кажущуюся темноту и непостижимость этой Тайны. Так что я отлично исполнил все четыре части моего Ответа на это Возражение, которое могло бы затмить силу моих наиболее веских Аргументов в пользу Бессмертия Душ, и ясно доказал, что, хотя из них [этих аргументов] неизбежно следует то, что Души и Людей, и Животных имели Предсуществование, тем не менее для непредвзятого ума в самом этом мнении вовсе нет ни абсурдности, ни неудобства. И поэтому, когда эта Препона устранена, я с удовольствием перейду к демонстрации Душ, фактически отделенных от Тела.

Продолжение в следующем выпуске

 

Примечания

* Продолжение, начало см. в: ΕΙΝΑΙ. Т. 9. № 2 (18). С. 18–61; ΕΙΝΑΙ. Т. 10. № 2 (20). С. 39–102. Перевод с англ., др.-греч. и лат., примечания А. В. Цыба и О. Ю. Бахваловой. Перевод выполнен при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 15-03-00813.

Бахвалова Ольга Юрьевна – старший преподаватель кафедры иностранных языков с курсами русского и латинского языков Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, Санкт-Петербург, Социологический институт ФНИСЦ РАН.

[1] Хенрик Региус (1598–1679) – голландский философ, врач и профессор медицины в Утрехтском университете с 1638 года, корреспондент Р. Декарта. – Прим. перев.

[2] Philos. Natural. IV, 16. Прим. перев.

[3] Artic. I, 11.

[4] См. «О страстях души», часть 1, параграф 17.

[5] См.: Там же, параграф 21.

[6] «Гнев, богиня, воспой» – начало «Илиады». – Прим. перев.

[7] «Битвы и мужа пою» – начало «Энеиды». – Прим. перев.

[8] τὸ μέσον κριτικόν – «среднее [оказывается] способным различать» (Arist. De Anima 424a6). – Прим. перев.

[9] Место, где перевязан нерв. – Прим. перев.

[10] Халкидий – неоплатоник IV века, автор латинского перевода платоновского «Тимея», сопровожденного комментарием. – Прим. перев.

[11] Гален из Пергама (129 – ок. 216 года) – древнеримский врач и философ греческого происхождения, сторонник экспериментальных методов в медицине. – Прим. перев.

[12] Андрэ де Лоран (1558–1609) – французский врач, лекарь короля Генриха IV. Автор многочисленных трудов по медицине, в т. ч. «Historia anatomica humani corporis», Paris, 1600. – Прим. перев.

[13] «Ибо ум человека естественным образом находится в левом желудочке, а питается не питьем и не едой от живота, но чистым и светоподобным излишком, рождающимся из разделения крови» (De corde 10–11.). – Прим. перев.

[14] «Установили мы, значит, отныне, что духа природа / Черезвычайно подвижна, а вследствие этого ясно, / Что состоит он из телец мельчайших, легчайших и круглых» (Lucr.  De rerum Nat. III 204–206. – Перев. И. Рачинского). – Прим. перев.

[15] Philos. Natur. IV, 16.

[16] Буквально: чистой и светящейся сущности. – Прим. перев.

[17] «Ты бы поклялся, что [он] рожден плотным (crassus) беотийским воздухом» (Пер. Н. С. Гинцбурга: «Ты бы поклялся, что он из туманной Беотии родом»), Hor. Ep. II, 1, 244. – Прим. перев.

[18] Дионисий Милетский (около 500 г. до н. э.) – древнегреческий историк и мифограф. – Прим. перев.

[19] Кейстер, Кайстрос (древнегреч. Κάϋστρος) или Кайстру – река к югу от современного Измира (и древнего Эфеса, где существовал известный экстатический культ Артемиды многогрудой) в современной Турции (древней Лидии), впадает в Эгейское море, упоминается Старбоном (Strab., XIV, 1, 44). – Прим. перев.

[20] ὁρμῶντα – движущие, побуждающие, ἐνορμῶντα – бросающие. – Прим. перев.

[21] Адриан ван ден Спигель (Adrian van den Spieghel; 1578–1625) – итальянский (венецианский) анатом и хирург фламандского происхождения. – Прим. перев.

[22] Возможно, имеется в виду Мориц Гофманн (Moritz Hofmann, 1621–1698), известный немецкий врач. – Прим. перев.

[23] Сосудистое сплетение желудочков мозга, вырабатывает спинномозговую жидкость. – Прим. перев.

[24] Сеть капилляров, начинающаяся из артерии и впадающая в артерию (например, в почке) или начинающаяся из вены и впадающая в вену (например, в печени). – Прим. перев.

[25] Чистой и светозарной субстанцией, отделяющейся от крови. – Прим. перев.

[26] Репродуктивные клетки. – Прим. перев.

[27] Встреча зрительных лучей со световыми. Ps. Plut. Placita Philosophorum 901 B.10.

[28] Даниэль Зеннерт (Daniel Sennert, 1572–1637), немецкий врач и алхимик в университете Виттенберга. – Прим. перев.

[29] Синезий Киренский (Συνέσιος, 370/375 – 413/414) – христианский неоплатоник, представитель Александрийской школы неоплатонизма, ученик Гипатии.  – Прим. перев.

[30] Имеющей прямое происхождение от душ родителей. – Прим. перев.

[31] От сотворения мира. – Прим. перев.

[32] Георгий Гемист Плифон (Γεώργιος Γεμιστός Πλήθων, Pletho, ок. 1360 – 1452), византийский философ-неоплатоник, популяризатор сочинений Платона в Европе в эпоху Ренессанса. Мору известна компиляция Плефона «Комментариев к халдейским оракулам» более раннего византийского средневекового платоника Михаила Пселла (1018 – ок. 1078). Свой труд «Оракулы магов» Плифон приписал магам Зороастра. А сама традиция комментирования этих поэтических текстов II века н. э. проходит через всю неоплатоническую философию, начиная от Порфирия. – Прим. перев.

[33] Трактат 1655 года. – Прим. перев.

[34] Академическое исследование зороастризма в Англии только начинается в XVII в. и для Мора фигура основателя религии скорее мифологична (Stausberg Michael. On the State and Prospects of the Study of Zoroastrianism. Numen, vol. 55, no. 5, 2008. P. 561–600, http://www.jstor.org/stable/27643340. Accessed 10 May 2022). – Прим. перев.

[35] Кебет из Фив, ученик Сократа, герой платоновского диалога «Федон», где Кебет вместе со своим другом Симмием предлагают к обсуждению пифагорейское объяснение бессмертия души (аргумент от припоминания) и способа соединения души и тела, в котором душа представляет собой невидимую и бестелесную гармонию, как натяжение струн в музыкальном инструменте (85e–86d). – Прим. перев.

[36] Речь идет об Отцах Церкви. – Прим. перев.

[37] Жан Франсуа Фернель (1497–1558), французский врач, который одним из первых дал описание спинного мозга. – Прим. перев.

[38] «О скрытых причинах вещей». – Прим. перев.

[39] «Говорят, подобно тому, как если бы кто заявил, что архитектура может проникать в духовые инструменты; ведь необходимо, чтобы искусство пользовалось своими орудиями, а душа – [своим] телом» (De Anima, I,3 407b25. Пер. П. С. Попова). – Прим. перев.

[40] De generatione animalium – «О возникновении животных». – Прим. перев.

[41] Arist. De generat. animal. III, 11, 762a20 (пер. В. П. Карпова): «Образуются животные и растения как в земле, так и в жидкой среде, благодаря тому, что в земле содержится вода, в воде – пневма, а в ней во всей – душевная теплота, так что в известном отношении все полно души. Поэтому образование идет быстро как только теплота будет захвачена; она захватывается, и, вследствие нагревания телесных жидкостей, возникает как бы пузырек пены. Разница, почему образуется один раз более ценный род, другой раз – менее ценный, заключается в восприятии душевного начала, а это зависит и от места, и от воспринимающего тела. В морской воде содержится много землистого вещества, поэтому из подобного рода состава возникает природа черепокожих, вокруг которых землистое вещество уплотняется и затвердевает таким же образом, как в костях и рогах (ведь все они не плавятся от огня); а внутри заключается живое тело». – Прим. перев.

[42] Arist. De gener. animal. II.3 736b10 (пер. В. П. Карпова): «Ясно, что вслед за этим следует сказать и о душе чувствующей, и о разумной (περὶ αἰσθητικῆς ψυχῆς καὶ περὶ νοητικῆς), их все необходимо иметь сначала в потенции, прежде чем они будут в действительности. Необходимо, далее, или всем видам души возникать, не существуя раньше, или всем предсуществовать, или одним предсуществовать, другим – нет; и возникать необходимо или в материи без привхождения с семенем самца, или привходить в нее оттуда; а в самце необходимо или всем им происходить извне, или ни одной, или одним – извне, другим нет. Что им всем невозможно предсуществовать, это очевидно из следующего. Ясно, что все те начала, которые производят телесную деятельность, не могут существовать без тела, так же как нельзя ходить без ног, – следовательно, им невозможно входить извне, ибо ни сами по себе они не могут входить, будучи неотделимы, ни находясь в теле, так как семя есть выделение пищи, подвергающейся изменению». Ibid. 736b25 – «Остается только разуму входить извне и ему одному быть божественным, ибо его деятельность не имеет ничего общего с телесной деятельностью» (Λεὶπεται δὲ τὸν νοῦν μόνον θύραθεν ἐπεισιέναι καὶ θεῖον εἶναι μόνον οὐδεν γὰρ αὐτοῦ τῆ ἐνεργείαι κοινωνεῖ σωματικὴ ἐνέργεια). Итак, способности каждой души связываются, по-видимому, с другим телом и более божественным, чем так называемые элементы, а поскольку души отличаются друг от друга по высшей или низшей ценности, постольку отличается и природа упомянутых тел.Прим. перев.

[43] Отсылка к очень известным метафорам Платона (Plat. Phaedo 82e–84b). – Прим. перев.

[44] Марк Валерий Мессала Корви́н (ок. 64 г. до н. э. – ок. 8 г. н. э.), римский военный и государственный деятель, оратор и писатель из патрицианского рода Валериев Мессала, консул-суффект 31 года до н. э. – Прим. перев.

[45] Atque etiam quosdam cepisse oblivia rerum / Cunctarum, neque se possent cognoscere ut ipsi (De rerum natura, VI. 1213 сл., пер. И. Рачинского). – Прим. перев.

[46] В переводе мы используем английский и русский вариант этого ключевого термина Г. Мора (Конгруэнция и Соответствие), объясняющего механизм соединения души и тела, для передачи и сохранения специфики неологизмов, вводимых Мором. – Прим. перев.

[47] Вода, земля, воздух, огонь, эфир – Прим. перев.

[48] «В семени [всех существ] пребывает… так называемое тепло. Это ни в коем случае не огонь или подобного рода сила, но заключенная в семени и в пенистом веществе пневма и природа пневмы, аналогичная элементу светил». (De generat. animal. II, 3 736b35–737а1). – Прим. перев.

[49] Отсылка к платоновскому диалогу «Федр», в котором человеческая душа приравнивается к «крылатой парной упряжке с возничим» (Plat. Phaedr. 246a sq.) и поясняются причины потери памяти о состоянии предсуществования. – Прим. перев.

[50] Мф. 24:28. Этой аллегорией Г. Мор указывает на необходимую связь событий и вещей. – Прим. перев.

 

© А. В. Цыб, 2022
© О. Ю. Бахвалова, 2022